Чем кормить дракона? [Рассказ]

Опубликовано в: Истории, Рассказы | 0

В небе за жемчужину дерутся два дракона.

Который из них победит?

Дзен-коан (загадка)

— Мам, как ты думаешь, чем питаются драконы? — двенадцатилетний Тоша сидел за столом и смотрел на светловолосую женщину, которая колдовала у плиты.

— Ты про румынского длиннорога или про украинского железнобрюхого?  — мама взмахнула поварёшкой, как волшебной палочкой. — Вингардиум Левиоса!

Тоша поморщился, словно у него в тарелке булькало зелье превращения из любимого мамой Гарри Поттера, а не наваристый борщ.

— Нет, я про настоящего дракона. Такого, с зубами и крыльями, — мальчик выглядел серьёзным, словно выступал в школе или презентовал разработку в робототехническом клубе.

— Ну, если с зубами, то скорее всего он питается мясом. Как тираннозавр, — познания о динозаврах у мамы оказались сильно меньше, чем о фантастических тварях из мира Гарри Поттера. — В крайнем случае можешь предложить ему суп. Твой папа говорит, что за него многие готовы душу продать.

И засмеялась звонким смехом любимой и любящей женщины. По крайней мере любимой и любящей сегодня.

Тоша замолчал и насуплено уставился в тарелку с борщом, из которой, как плавники акулы, торчали кусочки мяса. Вкусно, не поспоришь. Но душу отдавать за это он не хотел. Гораздо больше хотелось найти ответ на свой вопрос. И поквитаться с Димой и его псом Рэксом, чёрным французским бульдогом. В среду вечером они выпрыгнули с громкими криками и лаем из-за угла. У Тоши дёрнулись руки, и он уронил мешок с покупками.

Как назло, в мешке лежали яйца, которые не пережили падения и превратились в мерзкий студень. До сих пор тошно вспоминать, как оттирал руки старой бумажной салфеткой из кармана. Димка со смехом и его дурацкий пёс с гулким гавканьем убежали во двор, а Тоша пошёл обратно в магазин.

Он не хотел расстраивать родителей — у них только всё наладилось — и купил новую пачку на сэкономленные в школе деньги. Придётся подождать с покупкой лутбокса в онлайн-игре. Димке не надо тратить свои деньги на еду — ему много дают на карманные расходы. Вон, на прошлой неделе целого героя смог купить и в выходные устроил всему двору, играющему в игру, настоящий разнос.

Правда лутбоксы, игры и персонажи перестали Тошу волновать уже на следующий день.

Утром в доме прорвало трубу, поэтому его быстро собрали и отправили в школу, чтобы не «мешал мастерам». Как он мог помешать ремонту, мальчик не понимал, но послушно пошёл учиться: сначала в школу, потому на курсы.

Уже вечером Тоша возвращался из клуба робототехники и искал ошибку в своём алгоритме. Он проговаривал каждый шаг, рисовал схему на вырванном из тетрадки листе, но задачка не решалась. Он не видел ошибки и в раздражении чиркал карандашом по клеткам, будто пытаясь вырваться за их рамки.

Мальчик не замечал ничего вокруг, не смотрел под ноги. Он то грыз карандаш, то переворачивал лист на другую, тоже исписанную сторону, разглядывая в своих пометках место, где преподаватель нашёл ошибку.

А потом ему стало не до алгоритмов.

Тоша споткнулся, едва успел выставить руки и больно, с прокатом, упал на асфальт. Ладони обожгло и резко защипало. Сердце от неожиданности стукнуло, замерло, а затем понеслось вскачь, то ли от испуга, то ли от боли. Тоша сжал зубы и посмотрел на руки: из свежих ссадин бисеринками выступали капли крови и капали на асфальт.

Секунду он смотрел на капли взглядом учёного: с любопытством и удивлением. 

А затем мальчик вскочил на ноги и со всей силы швырнул рюкзак на землю. Ранец аж отскочил от земли и брелок-покемон в виде чармандера страдальчески поднял глаза на хозяина. Тоша сжал кулаки, размазывая по ладоням горячую кровь, и пнул рюкзак.

Ни в чём неповинный портфель отлетел к стене дома и с глухим «шмяк» упал в окошко подвала. 

Тоша замер. Он не успел подумать: «Какой дурацкий день», как в голову влетела другая, более страшная мысль: «папа снова разозлится». Он только устроился на новую работу и купил сыну этот рюкзак. И вряд ли сможет купить ещё один — за курсы и репетиторов в этом месяце уже заплатили.

Из окошка тянуло сыростью. Видимо где-то там как раз и прорвало трубу, из-за которой воды в доме нет с самого утра. Тоша представил, как его рюкзак плавает в луже, а по нему, как матросы, бегают подвальные крысы, и идти вниз расхотелось окончательно.

Но надо.

Тоша сжал кулаки, забыв о царапинах, и пошёл к двери, ведущей в подвал. В их доме её никогда не закрывали — дворничиха Мария Ивановна проучила местных алкоголиков и мелких хулиганов, доказав, что женщина с чёрным поясом может заниматься всем, чем угодно. Именно так она и говорила, вбивая свои слова отобранной бутылкой в головы неудачливых гостей.

Мальчик открыл дверь и вошёл внутрь. Дверь тихо закрылась за его спиной. Рюкзак лежал недалеко от входа, подсвеченный узкой полоской света из небольшого окошка.

В темноте Тоша заметил движение. Он прищурился, чтобы рассмотреть получше. Кто-то или что-то двигалось рядом с его рюкзаком. 

— Только бы не таракан, — прошептал он сам себе, вспоминаю фразу папы: «Тараканы хуже чумы». А Чуму они проходили в школе — страшнее этого не хотелось бы.

Мальчик приблизился на полшага ближе и услышал лёгкий шорох. Сначала он думал, что это от его туфель, но звук не прекращался. Будто кто-то скрёб когтями по полу…

Тоша подсветил подвал телефоном и за рюкзаком блеснули глаза. Мальчик дёрнулся было назад, но остановился — он пришёл за рюкзаком. На него внимательно смотрела крыса. Она держала в лапах край лямки и задумчиво жевала его. Видимо учуяла запах еды, в которую рюкзак чуть не уронили в школе. Но Тоше было не до этого. 

— Фу! Отвали! Уйди от него! — крикнул он, запуская эхо и шорохи по всему подвалу.

Крыса рванула в сторону, упала, забыв выпустить ремень из пасти. Разжала зубы и помчалась в темноту.

Которую озарила яркая вспышка пламени. В кратком свете огня запахло шашлыком из ближайшей шавермы. От неожиданности Тоша взмахнул руками и капли крови с рук разлетелись по всему подвалу. 

Мальчик попятился к выходу, но в темноте висела звенящая тишина. Тогда Тоша дрожащими руками поднял телефон и осветил им подвал.

В блеклом, в сравнении со вспышкой, свете телефона Тоша разглядел существо заметно больше крысы. И судя по огню – гораздо опаснее. Он видел длинную мордочку, большие глаза, маленькие крылья и гребень, начинающийся от головы и заканчивающийся на еле шевелящемся хвосте.

Дракон.

Не сбежавший крокодил. Не костюм из Интернета. Не выживший в Лох-Несском озере динозавр. Дракон, не иначе.

Несмотря на яркую вспышку, мальчик вытянул шею и старался рассмотреть существо получше. Размером он был с соседскую собаку во дворе. Тоша старался не подходить слишком быстро, чтобы ему не подпалили штаны. Но дракончик тянулся мордочкой к закопчённой крысиной тушке. Тянулся изо всех сил, но не получалось: короткая шея напрягались, топорщился гребень, но сдвинуться с места дракон не мог. 

Тоша посмотрел на спину дракона. Из неё торчал кусок металлической трубы. Словно дракон упал спиной, проломил трубу, а затем отполз в сторону, забрав в себе кусочек металла. Тёмные следы, ведущие вглубь подвала подтверждали логическую догадку мальчика.

— Ты устал? — тихо спросил Тоша у дракончика. Называть его драконом не получалось — слишком уж он маленький — Тебе помочь?

Дракончик приподнял голову и с тоской посмотрел сначала на мальчика, потом на жареную крысу. Тоша присел, готовый в любой момент отскочить, и резким движением толкнул крысу в сторону дракона. Только спустя секунду он подумал о том, что именно крысы разносили чуму по Европе. Его слегка перетряхнуло от омерзения, и он сделал шаг назад. 

Дракончик тем временем обнюхал добычу, аккуратно взял в зубы и сжал. Хрустнуло и у Тоши ослабли коленки.

«Бери портфель и уходи» — сказал он мысленно сам себе и попятился к рюкзаку. Он уже коснулся его ногами и потянулся взять, как…

Как дракона стошнило. Беднягу вывернуло наизнанку и чёрные ошмётки крыски разлетелись во все стороны. Когда поток закончился, дракон словно всхлипнул и отвернулся к стене, у которой лежал. Рана на спине в свете телефона влажно блестела.

У Тоши сжалось в груди, а в горле встал ком. Ему не было так обидно, даже тогда, когда он разбил яйца из-за Димкиной собаки. В голове появилась идея. Он сделал шаг к дракончику и помахал ему рукой. После чего доверительным шёпотом сказал:

— Я помогу тебе вылечиться, а ты мне — поквитаться с Димкой! Согласен? — мальчик почувствовал, как в его груди заколыхался огонёк надежды.

Дракон с шорохом, не поднимая головы от пола, повернулся к Тоше, посмотрел на него грустными глазами и вздохнул. 

— Примем за согласие! — повторил Тоша слова папы, подхватил рюкзак и побежал к выходу. 

У дверей он обернулся и посмотрел назад. В темноте он видел лишь лёгкий блеск пары глаз. Существо следило за ним и ему показалось, что оно облизнулось.

-Я вернусь! Скоро!

Он выскочил на улицу и побежал домой.

Здесь его уже ждала мама, борщ, уроки. Тошу заставили пойти мыть руки в тазике, поскольку воду так и не включили. Ссадины щипало, но он не подавал виду, что поранился. Потом посадили за стол. Он ел то, что давали и сосредоточенно думал. Он вспоминал, как лечили его самого и помнил, что мама приговаривала: «Ну, если начал есть — значит поправишься!». 

Дракон хотел есть, значит он поправится. Осталось понять, что он может есть.

Насчёт мяса Тоша был не уверен — от крысы его стошнило. Он заглянул в тарелку на торчащие куски говядины. «Это явно лучше крысы». Его снова передёрнуло, как там в подвале.

Незаметно от мамы Оли, которая ответила на звонок мобильного и теперь шумно разговаривала в прихожей, Тоша вытащил несколько кусков мяса, потряс, чтобы слить лишнюю жидкость, и завернул в салфетку. Бумага несмотря на все старания, всё равно окрасилась в красный цвет. 

На кухню зашла мама.

— Позвонили с работы. Что-то у них там случилось, нужно разобраться. Я сейчас уеду ненадолго. Поешь — садись за уроки. Если папа вернётся раньше меня, скажи, что еда на плите, а я — скоро вернусь. Хорошо?

Тоша кивнул. Оля погладила его по голове, чмокнула в лоб и пошла одеваться. Она думала, что Тоша не слышит, как она тихо сказала:

— Ну, когда же ты начнёшь нормально зарабатывать? — после вздохнула, пошумела замками и убежала. 

Тоша посидел за столом, прислушался к шагам на лестничной клетке — мамины каблуки всегда слышно за один пролёт. Убедившись, что действительно остался один, он схватил мясо и побежал одеваться. Уже у дверей он задержался, прямо в ботинках вернулся на кухню, взял хлеба, сыра и пару листьев салата из холодильника.

— Вдруг он вегетарианец, — сказал себе под нос Тоша, прихватил собственные ключи и вышел из квартиры. У него был примерно час, прежде чем папа вернётся с работы. Мама раньше него точно не вернётся — её работа всегда затягивалась. 

Мальчик проскользнул по лестнице, выбежал из подъезда. Повезло, что никто из знакомых в этот момент не входил и не выходил. Сжимая в руках еду, Тоша спешил к подвалу. Главное, чтобы дворничиха не успела зайти внутрь и найти его дракона! Он тыкнул в выключатель около двери, который не заметил ранее. Загорелась лампочка.

Его опасения оказались напрасными: похрипывая, в подвале лежал раненный дракончик. За спиной мальчика от порыва хлопнула дверь, и дракон дёрнулся, зашипел и плюнул пламенем.

В смысле попробовал, поскольку изо рта вырвалась лишь тонкая дымная струйка.

— Димку и его Рэкса так не напугаем, — нарочито бодро сказал Тоша, пытаясь поддержать в первую очередь себя. Дракон мотнул головой и отвернулся.

Тоша, уже не опасаясь пламени, подошёл совсем близко и разочарованно покачал головой:

— Да я же тебе еды принёс. Тебе нужны силы — чтобы поправиться. Иначе ты не сможешь стрелять пламенем!

Он представил, как Рэкс покрывается такой же горелой коркой, как и та крыса, которую пытался съесть дракон. Через мгновение Тоша испугался собственной кровожадности. Зато дракон заинтересованно поднял от пола голову и посмотрел на мальчика.

— Будешь есть? — Тоша протянул дракону кусочки мяса, забыв вытащить их из салфетки. Не успел он сообразить, как дракон цапнул его за руку и слизнул еду. Заодно зацепил тонкую корочку на ссадинах и те снова закровоточили.

-Эй! Аккуратнее! Мы так не договаривались! — мальчик сжал руку в кулак, пытаясь остановить кровь. — Ты что творишь! Мне же больно!

Очень хотелось пнуть дракончика, как рюкзак, но Тоша сдержался. Существо же задумчиво жевало, ровно смотря на мальчика. В глазах дракона повисла какая-то пустота…

А затем он сплюнул куски мяса и снова потянулся к руке Тоши.

— Не хочешь? — отдёрнул мальчик руки. — Ну, давай сыр попробуем.

И снова дракон попробовал ухватить пацана за руку. В последний момент Тоша увернулся, но острые зубы зацепили край ладони.

— Ау! Больно! — Тоша оттолкнул окровавленной рукой морду дракона. По щеке сбежали первые слёзы. — Что ты делаешь?

Дракон слизывал розовым узким языком кровь мальчика со своей мордочки и довольною урчал. Как кот, которого накормили сметанной и которому почесали пузико.

Пузико дракона явно зашевелилось, и он сделал небольшое движение в сторону. Тоша забыл про боль в руках. Он шагнул назад и с удивлением обнаружил, что рана на спине дракона, прямо на его глазах, уменьшилась и перестала выглядеть влажной.

Мальчик посмотрел на руки.

— Это что получается? 

Маленький исследователь-учёный внутри Тоши оказался заинтригован. 

— Ну, лизни ещё раз, — он подставил руку дракону. Волшебное существо склонило голову набок, будто проверяя Тошу, а потом аккуратно лизнуло ладошку.

Мальчик почувствовал головокружение, качнулся и начал падать. Но что-то ему помешало. 

Рябь в глазах утихла и Тоша понял, что опирается руками на голову дракона. Тот поймал мальчика и не дал ему упасть. Дракончик трясся всем телом, тяжело дышал, но держал.

Тоша убрал руки, сел прямо на пол и вздохнул:

— Спасибо… — он погладил дракона по голове и тот замурлыкал. — Ты настоящий друг.

В полумраке подвала Тоше показалось, что дракон изменил цвет, стал светлее. До этого он переливался бордовыми оттенками, а теперь добавилась позолота.

А может это из-за закрывающейся раны.

Дверь в подвал открылась и вошла дворник. Тоша вжался в дракона и обнял его за шею. Он приготовился оправдываться, но тетя Маша укоризненно посмотрела на горящую лампочку, зашла в свою комнатку с инвентарём, прогремела вёдрами. После этого довольно улыбаясь выключила свет и вышла из подвала.

— Она нас не заметила? Ты что, сделал нас невидимыми? — спросил Тоша.

Дракон посмотрел на мальчика очень внимательно и только сейчас Тоша увидел, что у существа разные глаза: красный и золотой.

***

Дракон отказался выходить из подвала, несмотря на невидимость. Тоша читал, что раненные животные предпочитаю отсидеться в укромном месте, пока не поправятся. Поэтому он продолжал каждый день ходить в подвал и пытаться кормить дракона обычной едой. Дракон же всё чаще засматривался на заживающие ссадины на руках Тоши.

Димка начал называть Тошу троглодитом и пещерным человеком, наблюдая как тот день за днём спускается в подвал. Низкорослый Рэкс, как настоящий друг, поддерживал хозяина во всём. Уши бульдога радостно топорщились и после каждой фразы он заливался довольный лаем и подпрыгивал у Димкиных ног.

Спустя неделю рядом с домом невнимательный водитель переехал гуляющую по дороге чайку. Тоша как раз рассказывал дракону о курсах робототехники и почему его бесит придирчивый преподаватель. Дракончик внимательно слушал, покачивая хвостом. Затем раздался глухой удар и визг покрышек резко ускорившейся машины.

Дракон мягко повернул голову, привстал и плавно зашагал на выход. Тоша прервался на полуслове.

— Ты куда? Эй?! 

Дракон привстал на задние лапы, а передними подцепил ручку двери. На его золотистой спине остался небольшой шрам.

Мальчик выбежал вслед за драконом на улицу и увидел, как тот деловито обнюхивает чайку. Тоша не успел ничего сказать, как волшебное существо вцепились в чайку и начало с урчанием её разрывать на куски.

У Тоши к горлу подступил комок и его чуть не стошнило. Милый дракончик, который отказывался есть с рук, вдруг начал жрать на виду у всех! Это неправильно!

Тоша почувствовал, как от обиды загустел воздух и стало тяжело дышать. Ему словно поставили подножку, и он от неожиданности потерял равновесие и упал… Упал куда-то вниз, где всё неправильно, где друзья предают, и куда хорошие мальчики не ходят… И во всём этом виноват дракон…

— Отойди! — крикнул Тоша и бросился к дракону.

Он схватил существо за загривок и потянул. Словно пытался сдвинуть стену. В порыве яростного бессилия Тоша замахнулся и ударил дракона по голове.

Чайка выпала из пасти на асфальт. Дракон повернулся к Тоше, и мальчик понял, что не такой уж маленький этот дракон. Красный глаз светился ярче золотого и на челюсти замерла тонкая струйка крови. 

У Тоши внутри всё похолодело, будто плеснули жидким азотом из лаборатории химии. Он не выдержал взгляда кровожадного существа и попятился. 

Дракон сделал шаг к своему случайному другу. Словно скала в туманном море, он навис над мальчиком, и, не мигая, смотрел и смотрел на Тошу.

И Тоша не выдержал: он повернулся и с криком побежал к маме…

***

На следующий день весь двор обсуждал, как Тоша испугался мёртвой чайки. На скамейке около песочницы Димка с выражением показывал сначала любопытное лицо, потом тыкал палочкой камень, изображавший погибшую чайку, а затем подпрыгивал и, на радость зевакам, с криками оббегал песочницу. И сверстники, и старшеклассники ржали в голос, повторяя гримасы Димки и пересказываю друг другу понравившиеся моменты спектакля. Димкин пёс радостно лаял и бегал за хозяином по кругу.

Тоша сидел у себя в комнате и слушал, как раз за разом взрываются хохотом компании за окном. Он пытался сделать домашку по математике, но вопли Димки отвлекали и заставляли сжиматься кулаки. Почерк, обычно мелкий и ровный, превратился в размашистый, острый по краям, словно каждая буква точила свой собственный зуб. 

После очередного, особо ненатурального крика заигравшегося Димки, Тоша вскочил со стула, да так, что тот отлетел к стене. Тетрадки отправились следом вместе с ручкой и лего-роботом, который он выиграл на одном из соревнований. После он выбежал в прихожую и начал натягивать ботинки.

— Ты куда? — спросила мама, выглядывая с кухни. — Уже закончил с уроками?

Мальчик посмотрел на свою маму так, словно именно она являлась причиной всех его проблем. Она хмыкнула и криво улыбнулась.

— У твоего папы такой же взгляд, когда до зарплаты неделя, а ремонт нужен прямо сейчас. 

Тоша уткнулся взглядом в пол и продолжил завязывать шнурки. Пальцы от злости тряслись, мешая одеваться, что злило его ещё больше. Мама прислонилась к дверному косяку.

— Ты уверен в том, что хочешь сделать?

Сын посмотрел на неё взглядом убийцы. Ей показалось, что в его глазах блеснуло пламя, как у дракона в одной из серий Гарри Поттера. Мама не удивилась — мужчины в её семье всегда славились буйным характером. Видимо пришло время сына.

— Чтобы ты не сделал, будь готов за это ответить, молодой человек.

Она это говорила спокойно, как взрослому разумному человеку.

Тоша же с трудом сдерживал слёзы и почти кричал, чтобы мама его остановила, прижала к себе, погладила по голове. Но, как и папа, он не мог просить у мамы этого. Он мужчина. Он уже решил.

Тоша встал, накинул куртку и не оглядываясь, вышел из квартиры. Даже не взял ключи и не запер дверь. Просто захлопнул её за своей спиной. Ему казалось, что после своего решения он больше домой не вернётся.

Он побежал.

Тоша вылетел из подъезда, промчался незамеченным через двор и заскочил в подвал. Мальчик не сомневался, что дракон именно там, чувствовал это. Действительно, волшебная ящерица, свернувшись калачиком, дремала на том же месте, где Тоша её и нашёл. Разве что казалось, что дракон вырос и теперь его ало-золотая шкура отражала блики света из маленького подвального окошка, подсвечивая весь подвал.

Дракон проснулся от топота мальчика и посмотрел на него разными глазами. Смотрел оценивающе, ожидая слов и действий Тоши. Перед внутренним взором Тоши плясало довольное гримасничающее лицо Димки, а в ушах стоял хохот знакомых и чужих людей, которые слушали россказни соседского пацана. 

— Ты хотел крови? — крикнул Тоша, глядя прямо на дракона. Голос не дрожал, но руки и ноги почти не слушались его. — Ты всё ещё хочешь крови?

Дракон не стал ждать продолжения, молча поднялся и навис над мальчиком. В этот раз пацан смотрел в морду волшебному существу и не испытывал ничего, кроме ярости.

Тоша не отвёл взгляд, и дракон, довольно рыкнув, двинулся к выходу. Прямо на глазах Тоши его шкура покрывалась кроваво-красными полосками, словно по всей спине у дракона открывались свежие раны. 

Хлопнула дверь, зашлёпали лапы по ступенькам. Тоша стоял молча, закрыв глаза, и покачивался. Он пытался осознать то, что только что сделал. На его лице застыла кривая улыбка.

На дворе раздался гул голосов, возмущения Димки, а затем… Тоша открыл глаза и почувствовал, как ужас стягивает волосы на затылке в тугой комок. 

На весь двор жалобно, как потерявшийся в торговом центре ребёнок, заверещал Рэкс. Димкин пёс.

Мальчик ринулся на улицу, спотыкаясь и падая. На коленях он взобрался по лестнице, не замечая, как камни и осколки стекла впиваются в руки. 

От увиденного Тоша сжался, как сдувшийся шарик: дракон, который, казалось, вырос ещё в два раза, сжал в зубах пса и мотал головой. Собака визжала, умоляя хозяина о помощи. Но человек не мог ничего сделать. Димка что-то кричал, подняв камень, который ещё несколько минут назад изображал мёртвую чайку. Кричал, но что он может сделать с настоящим драконом?

Рэкс ещё раз взвизгнул и Тоша не выдержал: вскочил с коленей, перебежал дорогу и криком то ли ярости, то ли боли, прыгнул на дракона, зная, что его может встретить струя опаляющего пламени.

Время замедлилось.

Тоша почти повис в воздухе, наблюдая за собой будто со стороны. Мальчик видел, как встали дыбом волосы на голове. Как исказила гримаса круглое, чуть одутловатое лицо. Как капают крошечные капельки крови с рук, словно с ладоней падают маленькие рубины.

Дракон же игнорировал правила замедленной съёмки. Он повернул голову к зависшему в воздухе мальчику. В зубах он сжимал скулящего на одной ноте Рэкса. Черная шерсть слиплась прядями от почти незаметной крови. Алый глаз дракона горел ярким огнём, а золотой — спокойно наблюдал за полётом мальчишки. Ждал, что будет дальше.

А дальше…

Дальше время ускорилось и Тоша всем телом врезался в дракона. Вцепился ему в глаза, раздирая, кусая зубами за ноздри. Дракон взвыл, отпуская собаку, которая безвольным комочком рухнула ему под ноги. 

Дракон попытался откинуть и мальчика, но Тоша вцепился в тело существа, как блоха в тело чумной крысы. Он пытался выдавить сияющий красным глаз, а в голове пульсировала мысль: «Нечестно! Нечестно бить по друзьям!»

Дракон тряс головой, бил лапами и Тоша чувствовал, как на теле остаются глубокие царапины. С каждым ударом дракон становился всё больше и больше, словно питаясь болью и кровью мальчика, но Тоша держал. Он держал своего дракона и не отпускал его.

«Бей меня. Только не других».

Когда мир накрыло чёрной пеленой, Тоша уже не думал. Силы кончились. Руки продолжили сжиматься, искать на что надавить. Поэтому, когда в ответ он услышал знакомое: «Эй!», он не сразу смог остановиться. 

Скрюченные пальцы уже не разжимались.

— Эй, волкодав, просыпайся. А то мама начнёт нервничать, — голос отца звучал легко и непринуждённо и только где-то на самых низких частотах, которые слышал Тоша прижимаясь к его груди, чувствовалось беспокойство. 

— Почему волкодав? — тихо спросил Тоша, не открывая глаз.

— Как почему? Ты видел ту зверюгу? Эта дворняга, не знаю откуда она взялась, чуть не порвала Димкиного Рэкса на куски. Ты же её отогнал.

Папа не стал говорить, что и Тоше досталось, но мальчик чувствовал, как жжётся по всему телу. 

— Мне удалось его отогнать? Дракон ушёл? — он вспоминал сияющие глаза и не верил, что смог того одолеть.

— Да, он драпанул куда-то в сторону, — папа проигнорировал фразу про дракона. — Службу по ловле диких животных уже вызвали, пусть ищут. Нечего детей калечить! — последнюю фразу папа сказал громче, чем обычно. Тоша понял, насколько сильно, на самом деле, он переживал.

— Куда мы идём?

— Уже пришли — в травматологию. Надо проверить, что всё в порядке. Может укольчик сделать.

Тоша кивнул, как умный начитанный мальчик:

— От бешенства, — помолчал и добавил. — Не дай бог захочу чей-то крови…

Папа прижал сына к груди сильнее и ускорил шаг. До приёмной оставалось несколько метров.

Уже внутри Тоша наконец открыл глаза. Яркий свет ослепил его, и он вжал голову в папину грудь. Когда немного попривык, Тоша осмотрел себя: рукава куртки превратились в лохмотья, руки в запёкшейся крови, а на груди что-то блестит. Потребовалось пара мгновений, прежде чем он смог сфокусироваться. Он резко вздохнул.

— Тебе плохо? Сын? Что случилось? — папа поставил его на пол и посмотрел в лицо.

Дежурный врач лениво вошёл в приёмную с улицы, выдыхая клуб дыма и почёсывая двухдневную щетину. Увидев ребёнка в окровавленной одежде, он быстро раздал указания медсёстрам. 

Тоша покачал головой. Рванную куртку продолжал дырявить маленькими коготками золотистый дракончик. Красный глаз горел тускло, в отличие от золотого. Но Тоша знал, что красный глаз разгорается очень быстро. Он провёл рукой по груди: поправляя куртку для других, и поглаживая дракончика — для себя. И сказал:

— Пап, говорят, что мы в ответе за тех, кого приручили, да? За друзей?

Папа кивнул. 

— Значит нам и выбирать, чем кормить их, верно?

Папа улыбнулся:

— Думаешь, почему мы с мамой так и не поехали в отпуск, но оплатили твоё участие в курсах? Мы знаем, что ты это любишь. 

Тоша продолжал гладить себя по груди, рассматривая папу. После чего улыбнулся:

— Спасибо вам, — обнял отца, и пошёл вслед за врачом на осмотр.

«Спасибо тебе», — сказал он дракончику на груди и позволил тому слизнуть капельку крови с ладони. 

Золотистый дракончик заурчал и в груди потеплело.

Оставить комментарий