#day9 Серебряные щупальца (#30daystory)

Опубликовано в: #30daystory | 0

#30daystoryГлаза цвета солнечного камня казалось освещают комнату. Джек уже начал забывать об этом эффекте и о том, сколько тепла в этом безумном взгляде. За окном светлело небо, предвещая скорый подъём солнца на новую рабочую смену. А они все втроём сидели на квартире у Тома Сойера, его отца.

Том возился с кофейником, готовя утренний бодрящий напиток. По комнатам плыл аромат свежемолотых зёрен, которые он перетёр в порошок ручной мельницей. Карен хотела было помочь, на что получила пронзительный взгляд янтарных глаз и просьбу “немного расслабиться”. После чего широко улыбнулся, и девушка расплылась в улыбке в ответ.

Джек хмуро смотрел в окно. Четвертый этаж в старом квартале – почти как верхние этажи небоскрёбов в Манхэттене. Отец всегда выбирал то, что ему нравится. И за глаза ему позволяли делать так, как ему удобней. И Джек имел ввиду совсем не цвет.

– Ты опять на охоте? – голос Сойера младшего ничего не выражал.

Сойер старший на секунду отвлёкся от пыхтящего на плите кофейника, посмотрев на сына. Тот даже не повернул голову.

– Да, пришёл заказ. А учитывая, что в Испании сейчас потеплее, чем в твоём любимом Франкфурте и моём любимом Лондоне, я не стал от него отказываться, – после чего слегка убавил огонь, чтобы кофейная пена не смогла вылезти за пределы посуды.

– А чем вы занимаетесь, мистер Сойер? Если не секрет? – в Карен взыграло типично женское любопытство.

– Он наёмник, – бросил Джек. Карен с легким испугом посмотрела на Тома.

Тот в ответ рассмеялся.

– Джек, малыш, она тоже наёмник. Что уж говорить про тебя! – после покачал головой. – Но ты создаёшь пугающее впечатление обо мне.

Он наконец выключил плиту, подвинул чашки на столе и начал разливать. Этот процесс проходил в звенящей тишине, как будто очень важный священный ритуал. Только разлив кофе и удостоверившись, что нигде не накапал, Том продолжил:

– На самом деле я ищу людей за деньги. Можно было бы назвать меня спасателем, если бы некоторые пропавшие без вести не хотели бы такими и оставаться, – и увидев легкое непонимание на лице девушки, он продолжил. – Например, банкир, который сбежал с круглой суммой из своего банка. Или начальник департамента полиции, скрывший пару килограммов героина из шкафчика с вещественными доказательствами.

– Или психов, которые объявили себя пророками и пригрозили уничтожить жителей небольшого городка, – вставил злым голосом Джек.

Том глянул на сына, после чего закрыл янтарные глаза, вздохнул и повторил тихим голосом:

– Или психов, которые собираются сделать что-то очень плохое и при этом очень хорошо скрываются.

После чего замолчал, осмотрел стол и сказал уже нормальным голосом:

– Так, молодые люди, кофе подан. Берите чашки, пока он не остыл. И надеюсь сахар никому не нужен?

Спустя час, когда солнце уже повисло над горизонтом, освещая улицы испанского города, Том, Джек и Карен заканчивали завтрак. Кофе оказался великолепным, хоть и крепким с непривычки. В качестве закуски на стол легли слегка подсохшие багеты, сыр, сальчичоне, несколько первых в этом сезоне апельсинов. Еда сопровождалась вежливой беседой, в основном Тома с Карен. Джек старался молчать, а если к нему обращались напрямую, отвечать односложно.

Он настолько чувствовал себя не в своей тарелке, что решил отвлечься тем, что снова почистить Джима от первых следов нового тёмного налёта. Серебряный осьминожка с хитрой ухмылкой лёг на ладонь. Второй рукой Джек взял пару салфеток и начал аккуратно соскребать грязь. Проводя импровизированной тряпочкой по серебряным щупальцам и краем уха слушая голос отца, Джек начинал непроизвольно вспоминать. Вспоминать последний день в отцовском доме…

Сойер старший носился кругами по гостиной, ругаясь с кем-то по телефону. Сойер младший тихо сидел, протирая осьминога Джима краем майки.

– Вы совсем там охр…обалдели! – при сыне отец старался не ругаться. Пока что. – Мало того, что заказ был уровнем выше, так вы ещё и назначенную цену платить не хотите. У вас нет денег? Тогда какого вы обратились ко мне?

Он слушал как человек на том конце старается оправдываться. А затем, когда ему это надоело он сказал:

– Знаете, что? Мне плевать. Я найду свои деньги. И найду их у вас. Поняли?

В трубке повисло молчание. Затем раздался щелчок и совершенно другой голос ответил:

– Том, не рекомендую, – и послышались коротки гудки.

Сойер в ярости бросил телефонную трубку об стену. Та разлетелась на множество мелких осколков, но будто в насмешку динамик всё равно продолжал бибикать. Джек смотрел на всё это широко раскрытыми глазами. Отец ногой наступил на трубку, затыкая чертову технику.

– Козлы! Уроды! Предатели! Дерьмо собачье! – Том наконец-то не сдерживался в выражениях. Джек начал пугаться по-настоящему, хотя думал, что после выпускных экзаменов больше ничего не боится. Поэтому он подал голос:

– Пап? Всё в порядке?

Старший Сойер замер, посмотрел на сына своими янтарными глазами, которые сейчас были больше похожи на мутную речную воду. Затем заметил в руках существо с металлическими щупальцами и его лицо исказила боль. Не сдерживая себя, он крикнул:

– Марш в свою комнату!

– Пап, что произошло? – но отец уже начал вытаскивать его из кресла. Джек начал сопротивляться:

– Отстань! Что с тобой?

– Я сказал, иди в свою комнату? – Том перешёл на рык, чем ещё больше напугал своего сына.

– Пап, я не хочу… – спор разрезал звук удара. Джек наблюдал, как комната накреняется в замедленной съёмке, будто он находился на корабле во время шторма в Тихом океане, а не в собственном доме. Затем болезненное касание пола, попытка вздохнуть. Видимо именно тогда Джеку разонравилось падать…

Отец уже хлопотал вокруг, звал его по имени, трепал по щекам, шептал запоздалое “прости”. Джек лежал и смотрел в стену – сил переместить взгляд не было. Отец поднял его на руки, отнёс в комнату, уложил на кровать. Потом компресс на лицо и шею. Онемение и шок стали проходить. Но внутри зрела уверенность. И Джим, который лежал рядом с ним на подушке, его поддерживал, как всегда, своей ухмылкой.

Спустя два дня, когда Том мотался по своим делам, Джек собрал вещи, взял денег из своих запасов и запасов своего отца. Он уехал, зная, что отец может его найти в любой момент. Поэтому он не скрывал, куда едет и зачем: записка на столе говорила о билете на Франкфурт, об учёбе, о том, чтобы не мешал.

И он действительно не мешал. Только несколько раз извинялся, пытался наладить контакт. Но человек, который мог найти путь к пропавшим, не мог найти путь к сердцу собственного сына…

Джек вернулся в настоящее. Том смотрел на него своими янтарным глазами. Джек понял, что отец видит, о чём он думает. И покачал головой на невысказанный вопрос: ещё нет, не готов. Однако, решил, что можно хотя бы побыть вежливым. При посторонних.

– В чём суть твоего нынешнего заказа? Снова деньги? Или что-то более необычное?

В глазах старшего Сойера мелькнули хитрые искорки. Но он ответил:

– В этот раз поинтереснее. К сожалению, пока не могу рассказать много, но могу сказать, что ищу красивую девушку…

– Понятно почему дело поинтереснее, – флегматично сказал Джек. – А я-то думал что-то более серьёзное: политика, секретное оружие, древние культы.

Карен с любопытством посмотрела на Тома:

– Вы и таким занимаетесь? – она сделала вид, что не поняла в какую сторону клонит Джек.

– В моей практике всякое бывало. К тому же, Джек, как ни тебе знать, что красивые девушки чаще всего и бывают связанны с чем-то серьёзным. Например, вы, Карен: вы наверняка храните большие секреты своего босса. Я прав?

– Э, ну не скажу, что большие…

– Не скромничайте – красивая и умная девушка-секретарь всегда знает больше, чем кажется со стороны, – и уже обращаясь к сыну. – И так практически всегда. Не стоит недооценивать дела с красивыми девушками.

После чего рассмеялся, увидев легкое смятение на лице мисс Монтесорри. Его смех был заразительным, так что через минуту они хихикали уже втроём. Том погрозил пальцем Карен, Девушка сделала невинные глаза, а Джек прыснул ещё сильнее.

Несмотря ни на что, Том Сойер действительно умел находить язык со всеми. Хотя бы на короткое время.

Однако молодежь решила собираться: их ждали дела, поиск бумаг и попытка понять, что же вокруг происходит. Неожиданная передышка стала благословением, позволила отвлечься от сгустившихся туч и мрачных намёков. Но пора было возвращаться к работе.

Уже стоя в дверях, Джек спросил у отца:

– Ты надолго собираешься здесь остаться?

– Ты же знаешь, я стараюсь не затягивать с поиском. Если всё сложится как обычно, через недельку уеду. Хотя здесь хорошо, – янтарные глаза на мгновение стали серьёзными. – Если будет возможность – ты всегда можешь зайти. И вы, мисс Монтесорри, – Карен получила ослепительную улыбку и шутливый полупоклон.

Пожав напоследок руки, молодые люди ушли к припаркованной на улице машине. Как только дверь закрылась за их спиной, лицо Сойера стало серьёзным, а глаза потемнели.

 

<<Предыдущая история

Следующая история>>

 

P.S. Спасибо что читаете 🙂 Делитесь с друзьями!

P.P.S. Ассоциации дня:

Антон: берег далёкий, берег желанный

Константин: серебряные шупальца

Анастриана: ритуальная настойка из мухоморов, чтобы подняться на Зиккурат (Хм, а можешь пояснить, каке место у тебя проассоциировалось с такой фразой? 😉 )

P.P.P.S. Продолжаем движуху!

Оставить комментарий