#day25 Сволочи (#30daystory)

Опубликовано в: #30daystory | 2

#30daystoryТолпа радостно галдела, пожимала руки политикам, признавалась им в симпатиях. Сновали официанты, разнося напитки, в основном алкоголь. Джек следил за залом, иногда поглядывая на Карен, ожидающую прихода неизвестного созвездия. При этом девушка всё так же старалась не смотреть в сторону большой политики.

Спустя минут 20 полуофициальных объятий, комплиментов и прочих красивых жестов, толпа возглавляемая расслабившимися чиновниками со всего мира, прошла в обеденную зону. Здесь стояли пышно накрытые столы, вдоль стен выстроилась десантная дивизия официантов и официанток, в углу наяривал что-то заумное небольшой ансамбль. Роскошь и вкус – вот что символизировали все эти знаки. У Джека скривило губу, когда он услышал, как один мужчина в толпе заявил: “А вина могли бы подобрать и получше”. Учитывая, что на столах стояли отличные столовые вина, которые прекрасно подходили к планируемой еде, комментарий пах снобизмом и полным непониманием темы.

Люди расселись по своим местам и официанты рванули, начиная вечерний ритуал. Тарелки и подносы закружились в танце, сменяя друг друга и своё содержимое. Легкие закуски переходили в гаспачо, затем в рыбу и мясо. Всё это поливалось соусами, поощрениями и матюками в полголоса. И конечно запивалось алкоголем. Джеку, который привык наслаждаться вкусами, это всё казалось странным, хотя и привычным. Поэтому он решил не портить себе аппетит и просто поесть.

Карен же почти не притронулась к еде, съев лишь несколько оливок и картофелинку. Она маленькими глотками продолжала пить воду из бокала, аккуратно оглядывая зал. Полярная звезда – человек с пышными волосами, морщинистым лицом, волевым подбородком военного и в костюме за несколько тысяч, активно продолжал общаться с окружающими. Это длилось до тех пор, пока испанский министр не встал со своего места и ложечкой не постучал по бокалу.

И как толпа услышала этот звон? Видимо слух у них острее, чем кажется…

– Уважаемые коллеги, а также гости вечера. Мы знаем, что сегодня был насыщенный день. Но мистер Стар попросил сделать небольшой доклад вне рамок основных сессий. В том числе, чтобы его слышали и люди, не столь приближённые к мировым проблемам, – по залу пронеслось легкое хихиканье. А затем снова тишина. – Мы бы не стали отвлекать всех от отдыха, если бы предложенная тема не оказалась столь интересной для каждого находящегося здесь. Все мы, как и мистер Стар думаем о благе своей родной страны и стабильности в мире в целом. Но в последнее время обострилась ситуация с финансовым вопросом, – одобрительный гул. – Так вот, мистер Стар, по его мнению, нашёл выход.

Народ захлопал, переведя внимание на нового человека, поэтому лишь единицы заметили, что испанец взмок, будто находился на жарком пляже, а его выражение лица исказилось, будто он съел арбуз и рыбу и теперь мечтает не о статусе политика, а об элементарном уединении с унитазом. Видимо не так уж он был рад тому, что собирался сказать гость.

Мистер Стар поднялся, изобразил лёгкий поклон и подошёл к небольшой трибуне, установленной недалеко от музыкального ансамбля. Постучав по микрофону и слегка откашлявшись, он начал свою речь:

– Спасибо хозяевам этого вечера! Спасибо за проведённый рабочий день и спасибо за прелестный ужин. Хотя я всё ещё жду дегустации новых вин, – оратор подмигнул слушателям и те рассмеялись. – Но это отдых. Я же хочу попросить вас выделить немного внимания делам. Постараюсь быть максимально кратким, но тут уж не обессудьте.

Человек за трибуной вынул из внутреннего кармана пиджака сложенный вчетверо лист бумаги, развернул, проглядел написанные строки, после чего обратился снова в зал:

– У меня тут кое-какие пометки, чтобы не забыть о важном. А то возраст, понимаете, – толпа снова одобрительно зашуршала. Человек умело разогревал публику, готовя её к предстоящему разговору.

– Как уже упомянул наш общий испанский друг, – Стар кивнул на севшего испанского министра, – в мире остро встала финансовая проблема. Собираемость налогов падает, производства останавливаются, компании терпят убытки. И всё это сказывается на безопасности наших стран. Ведь, если не налогов, нет активных полицейских, отзывчивых медиков, боеспособных солдат. Их просто не на что кормить. А посмотрите с какими вызовами мы сталкиваемся ежедневно: террористы, мигранты, ультра-движения, вспышки редких болезней и просто природные катастрофы. При этом многим нашим согражданам требуется помощь и поддержка: старики, которым мы обещали платить пенсии; молодые родители, которые не всегда справляются с новой для них ответственностью; безработные, которые из-за мирового кризиса лишились стабильного дохода. Всем им обещало помогать государство.

Но нам стало сложно это делать. Удовлетворение базовых потребностей наших наций осложненно недобором налогов в связи с падением торгового оборота по всему миру, в связи с налоговыми уклонистами и криминальными путями заработка денег. А ведь вокруг нас огромные возможности! Мы зачастую просто не видим, как мы можем спасти свои страны, своих граждан от страха безденежья, от страха остаться ни с чем и без защиты государства.

Вы понимаете это?

Люди понимали: кто-то согласно кивал головой, кто-то высказывался вслух, но тихо. Один министр даже не выдержал и, приподнявшись на стуле, спросил у оратора:

– Мистер Стар, так в чём суть вашего предложения?

Волевой подбородок аж дёрнулся от удовольствия – видимо именно этого вопроса он и ждал. Поэтому он продолжил, наращивая силу голоса так, чтобы его слова дошли до каждого:

– Наши экономики, наши официальные отчёты учитывают далеко не все доходы нации, – толпа притихла. – Мы много говорим о серой экономике, о том, как вывести эту часть из тени, как собрать налоги с тех, кто работает полулегально. Однако у некоторых специалистов возник другой вопрос: а почему никто не хочет поработать напрямую с чёрным сектором? Почему миллиарды и триллионы долларов ежегодно проходят мимо казны государства, разрушая не только экономику, но и устои общества?

Как мы можем считать себя заботливыми руководителями, слугами народа, если не делаем ничего конкретного, чтобы разрешить ситуацию? Практика показала, что карательные меры работают далеко не всегда. Это как гидра – отрубив одну голову, взамен мы получаем ещё 2, причём злее, чем была до этого. Почему не хотим сделать так, что весь чёрный рынок стал реальной частью экономики?

Зал забурлил. Чувствовалось, как не все согласны с такой постановкой задачи. Что-то корёжило. Но мистер Стар предполагал такую реакцию:

– Не я единственный, кто задумался над такой постановкой вопроса. Некоторые наши коллеги, причём находящиеся в этом зале, уже сделали прямые шаги на пути к реализации этого плана. Да, да, господа – наши итальянские коллеги уже приняли решение учитывать предполагаемые доходы от некоторых видов сегодняшней нелегальной деятельности, таких как проституция, торговля наркотиками, при подсчёте национального ВВП.

Люди повернули головы в сторону бедного итальянского министра, молча спрашивая – правда ли это. И хотя об этом говорили много, но само решение было принято некоторое время назад и СМИ уже перестали мусолить эту тему. Короткая память, даже у политиков. Поэтому министр был вынужден просто кивнуть, подтверждая слова оратора.
– Это факт, вы видите. Но итальянцы пока не сделали следующий шаг. Какой, спросите вы? Простой: перевести нелегальную деятельность под контроль государства.

Зал поражённо молчал. Идея была действительно проста, но как-то не вязалась с существующими сегодня принципами.
– Чтобы доказать эффективность этого метода, мы на своей территории провели небольшой эксперимент. Мы организовывали собственный наркокартель, который создал прямую конкуренцию другим игрокам на рынке. Спустя несколько месяцев активной работы, наша корпорация осталась одна. Но это не так важно, ведь нас интересует другое: сколько же мы заработали? Не буду говорить о чистой прибыли компании, но в виде косвенных налогов, ведь официально платить пока что мы не можем, в казну поступило около 7 миллионов за 4 месяцев. Если бы компания заплатила бы НДС и прочие корпоративные налоги, то результат был бы примерно в 4 раза выше. Для региона это увеличение доходов на 7-12%.

Вот теперь зал зашумел оживлённо. Прирост доходов на 10% только от одной сферы для современной ситуации – это невероятно. Конечно, в зале нашлись и те, кто начал активно обсуждать аморальность этой идеи, но основная масса смотрела на ситуацию именно так, как её преподнёс Стар – как спасение.

– Оставляю вас в размышлениях, коллеги. Готов обсудить нюансы во время дегустации вина, – и провожаемый достаточно активными аплодисментами, сошёл с трибуны.

Джек посмотрел на Карен. Он знал, кто создал ту структуру. И теперь понимал, почему девушка ушла в бега.

– Результат работы очень удовлетворил моё начальство. И потом мне сделали то самое “предложение, от некоторого нельзя отказаться”: продолжить работу картеля, но уже на благо государства. Другими словами, опиум для народа теперь будет в руках власти. А зная, что сейчас главная цель – это прибыль, то я представила, как наркотики будут предлагать всем и вся, стараясь увеличить потребительскую базу. Кредит на героин со вкусом мяты…

Карен смотрела в стол, погружённая в свои мысли. Однако почувствовав взгляд Джека, посмотрела на него:

– Это невероятно…

После этого у Джека и Карен практически одновременно завибрировали телефоны: у девушки пришла смс, а у Джека – звонок. Сойер снял трубку:

– Слушаю.

– Это мистер Сойер? – Джек узнал голос врача со скорой.

– Да, слушаю вас.

– Это врач со скорой, мы обещал провести для вас анализы крови. Не мог до вас дозвониться.

– Я рад, что наконец это случилось. Я понял, что вы подозреваете наркотики?

– Понимаете ли в чём дело, мистер Сойер. Не просто наркотики. Анализ показал, что на вас воздействовали с помощью скополамина. Его особенность в том, что его не надо колоть, курить, пить. Его можно просто вдохнуть и человек становится не просто опьянён, но контролируем, внушаем. Его можно заставить делать что угодно. Какое-то время.

– Хреново. Интересно, а когда его мне подсунули? Как быстро он начинает действовать? Или это нельзя вычислить? – Джек задумался, вспоминая, когда он чувствовал себя без памяти. И были ли моменты до винодельни, тем более ведь там он часть событий вспомнил.

– Суть в том, что он действует практически моментально. Иногда имеет повторные приступы, если смешать его с другими наркотиками.

– Или алкоголем?

– Или алкоголем, – согласился доктор. – Но судя по анализу, вы приняли наркотик за несколько часов до анализа.

Джек замер. И вдруг начал понимать. Понимать, что ему известны далеко не все детали. Он перевёл взгляд на девушку, которая как раз закончила строчить длинное смс в ответ и собиралась вставать из-за стола.

– Спасибо, доктор, – сказал в трубку Сойер и встал вслед за девушкой, которая уже сделала несколько шагов от стола.
Мужчина постарался двигаться не слишком быстро, чтобы не привлекать внимание, но, и чтобы не потерять девушку из вида. Он видел, как она скрылась за какой-то из дверей. Он аккуратно открыл её и вошел в небольшое помещение. В углу висела камера, которая зорким оком следила за обстановкой. Карен посреди комнаты копалась в своей сумочке.

– Карен, нам нужно поговорить, – Джек сразу решил взять быка за рога. – Насчет того момента, когда я ничего не помнил.
Девушка вздохнула и ответила:

– Джек, прости. Пожалуйста.

Но вместо дальнейших слов, оправданий, слёз, она нанесла удар Джеку в сердце самым страшным оружием по мнению мужчины: своей пилочкой для ногтей.

 

<<Предыдущая история

Следующая история>>

 

P.S. У нас несколько новых со-авторов! Большое спасибо, что вы работаете вместе с нами!

P.P.S. Ассоциации дня:

Антон: Бей первым, Фредди!

Константин: Какая грязь, какая влась

Наталья: Сволочи

Анатолий: На пляже съел арбуз и рыбу

P.P.P.S. Что дальше? Делитесь с друзьями, пусть успеют запрыгнуть на уходящий поезд истории!

Узнай первым, когда появится новая книга!

Получай новые истории и узнавай о событиях раньше других

2 Responses

  1. Антон Скобелев
    | Reply

    О, женщины, имя вам – коварство!
    Ассоциация “Хищные вещи века”

Leave a Reply