#day29 Яд (#30daystory)

Опубликовано в: #30daystory | 2

#30daystoryДжим тянулся по полу. Его металлические щупальца тихо позвякивали, стараясь зацепиться за линии между плитками. Обычно ехидная ухмылка сейчас походила на оскал панического крика. И серебряный талисман можно было понять: произошедшее не укладывалось в голове. Причем как в голове осьминога, так и в голове человека.

Тело Джека тащили два бойца чёртовой дюжины под руководством Карен. Девушка сменила цокающие каблуки на лёгкие кроссовки, которые принесли с собой вооружённые люди, и теперь поддерживала быстрый темп. Широкие галереи и комнаты сменились узкими служебными помещениями с вёдрами, столами и стульями по краям. Здесь уже не было камер, а служащие находились в другом крыле, обслуживая высокопоставленных гостей.

Завернув за очередной поворот, бойцы вместе с Карен остановились перевести дух. Джека уложили прямо на пол. Один из двойки мужчин, тот самый усатый, который помогал вытащить коллег из больницы, спросил у девушки:

– Нам долго тащить на себе этот балласт? – в его голосе не было слышно эмоций, но почему-то было ясно, что фраза выражает определённую… раздражённость. – Наши сейчас работают в зале со Старом. Не дай бог этот старый козёл что-то удумал.

Мисс Монтесорри изучающе посмотрела на представителя боевого отряда, а потом осмотрела помещение, в котором они находились. Это был относительно узкий коридор, в котором не было камер наблюдения. До выхода C оставалось всего несколько десятком метров.

– Хорошо, уговорил, – и подошла к Джеку, присела рядом с ним и потрепала по прохладной щеке:

– Джек, можешь просыпаться.

Джек повернул голову и хмуро посмотрел на девушку.

– И для кого был весь этот спектакль? – в его голосе раздражение совершенно не скрывалось, даже можно сказать, оно занимало главенствующее положение. – Или ты просто решила постебаться?

– Я же извинилась, – мило захлопала глазками Карен, но Джека уже было не провести. Тот продолжа хмуро смотреть. – Ладно, успокойся. Вставай, сейчас 3 минуты отдых и последний рывок. Есть время дать пару комментариев.

Джек встал с холодной плитки и засунул Джима за воротник расстёгнутой рубашки. Холодный от страха осьминог прильнул к живой и горячей груди Сойера-младшего.

… Карен нанесла удар в грудную клетку, и Джек услышал, как хрустнул передатчик в кармане. Остриё пилки слегка коснулось кожи. Он удивлённо скосил глаза на грудь, а Монтесорри положила вторую руку ему на плечо, будто придерживая и, наклонившись поближе, жарко прошептала:

– Просто сделай, что я прошу. Это ради нашей безопасности, – и не дожидаясь кивка продолжила. – Я сейчас тебя отпущу, и ты упадёшь замертво. А ребята тебя вытащат. Так надо, – ещё раз повторила Девушка и отступила на шаг. Джек помедлил, изучая сосредоточенное лицо Карен, после чего медленно осел на пол...

– Так зачем это всё? – повторил свой вопрос мужчина.

– Мне нужно поговорить с твоим отцом наедине и на моих условиях. Объяснить ему ситуацию, – но увидев, что Джек не понимает о чём она, дополнила. – Он здесь, в гостинице, наблюдает за залом. Его пригласили местные органы. Но поскольку он профессиональный ловец-поисковик и ищет меня – для меня вопрос времени крайне важен. Поэтому я хочу объяснить ситуацию.

Вдруг из рации одного из бойцов раздалась какая-та тирада. Что конкретно говорят коллеги-наёмники было понять сложно, поскольку на фоне был какой-то ор. Переспрашивая и продолжая слушать, остаток команды наконец понял, что происходит:

– Толпа обезумела, Карен. Стар спровоцировал нападение на наших. Он смог выполнить свой план!

– Только как? – девушка зашипела дикой кошкой. – Как этому старому пердуну удалось это провернуть? Мы же сделали всё, чтобы никто не мог подойти к бочкам?

Джек наконец понял: Карен сама наняла чёртову дюжину. Вот почему они при нападении на винодельню использовали резиновые пули. И вот почему они не атаковали Джека. Видимо не во всём Карен ему врала… Но тогда что было на дороге? Там же пули были настоящие? А как же Кит?

Вопросов было слишком много, и Джек хотел получить ответы хотя бы на часть из них.

– Карен… – начал Сойер, но девушка подлетела к нему, взяла ладонями его за лицо и глядя в прямо в душу своими глубокими глазами нежно произнесла:

– Джек, дорогой, пожалуйста… Не сейчас. Нужно спасать наших, – и она его поцеловала так, как делала это раньше. Так, что он снова забыл о себе, об отце, о происходящем в этой чёртовой гостинице и о нестыковках в его истории. Были только её губы и её касания. Только всепоглощающее пламя.

“Карен – твой яд, Джек” думал Сойер, погружаясь в поцелуй всё глубже. Пока его силой не вытолкнули в реальность. Карен оторвалась от его губ, и он увидел, что она тоже была не совсем здесь. Зато солдаты уже начали злиться.

– Мы идём с Карен вдвоём, а он – усатый боец кивнул на второго. – Обеспечит проход и подгонит транспорт. А ты, – посмотрел усатый на Джека, – сам решай, куда хочешь идти. Но только не мешайся под ногами.

И они разошлись: Карен и усатый обратно, а второй солдат – вперёд. Джек же остался посередине.

Он чувствовал себя опустошенным от всего происходящего, от количества лжи и конечно от того, что поцелуй так быстро закончился. Он прислонился спиной к стенке, понимая, что застыл где-то в межпространстве. Очень хотелось курить – он никогда серьёзно не баловался табаком и те несколько пачек, что он скурил на пьянках во время учёбы не в счёт. Но сейчас очень хотелось подымить. В наивной попытке найти пачку сигарет в костюме, он похлопал по карманам. И нашёл, но только не сигареты, а зажигалку. Ту самую, что ему вручил отец. Джек подбросил её на руке, осмотрел рисунок и надпись и уже собирался засунуть её в карман, когда услышал выстрел. Затем снова выстрел и ответную очередь. После чего послышался топот ботинок и выстрел немного ближе. Он повернулся в сторону, с которой его притащили, одновременно готовясь бежать. Зажигалка осталась зажатой в кулаке.

Топот раздался совсем близко и из-за угла вылетело несколько человек из чёртовой дюжины. Последняя шла Карен и когда Джек уже хотел повернуться, чтобы бежать вместе со всеми, девушку развернуло.

Сойер видел, как из её плеча полетела струйка крови. Как её раскрутило от левого плеча. Как она упала на пол.
Джеку не было страшно. Не было безнадёжно. Но его накрыла волна ненависти. Несмотря на её ложь несмотря на манипуляции, он любил её. И не мог дать этому случиться.

Пальцы сами нажали кнопку, кулак разжался, выпуская за поворот как можно дальше опасную игрушку. Перед тем как громыхнуло и с потолка посыпалась пыль, он услышал мужской мат…

…Взрыв в закрытом пространстве – опасная вещь для всех. Даже если заряд рассчитан именно для таких условий. Ударная волна сбивает даже того, кто стоит достаточно далеко от эпицентра взрыва. А грохот, эхом прокатывающийся по коридору, оглушает похлеще, чем пьяная толпа на рок-фестивале. Джек потряс головой, вытряхивая пыль и звон из ушей. А затем подполз к еле шевелящейся девушке. Из раненного плеча текла кровь, но вроде как не слишком сильно. Мужчина вытащил платок из кармана пиджака и надавил им на рану. Карен слегка застонала и открыла глаза. Сфокусировав взгляд и убедившись, что это Джек, она одними губами прошептала:

– Спасибо.

С той стороны пыльного тумана раздался надсадный кашель. А затем и шаркающие шаги. Джек постарался встать и заслонить девушку собой. Однако из тени вышла странная фигура – низкая, шатающееся. Оказалось, что человек с шаркающими шагами шёл на коленях, как зверь. Видимо после взрыва сил встать у него уже не было.
И только спустя несколько секунд, ожидая нападения, Джек понял, что это его отец.

– Пап? Ты? – мужчина на коленях замер, не веря своим оглушенным ушам. Джек бросился вперёд. – Что ты здесь делаешь? Это ты стрелял в Карен? Но почему?

Мужчина молчал и лишь в мутно-янтарных глазах блестели слёзы. Он рукой коснулся лица сына, будто проверяя, а не мираж ли это. Ему было наплевать, сон это, рай или ад – главное, что Джек здесь жив.

Сын помог отцу сесть и разрывающийся между двумя раненными людьми засуетился. И тут из-за поворота вышла чёртова дюжина, наставив на Тома и Джека оружие. Джек вспылил:

– Достали со своими пукалками! Лучше бы Карен помогли – она истекает кровью. А вы тут героев изображаете, – почему-то это подействовало. Двое остались дежурить с поднятыми стволами, а остальные начали поднимать девушку. Но та что-то тихо сказала. Усатый переспросил, уверенна ли она. На что Монтесорри кивнула. Чёртова дюжина выполнила молчаливый приказ и ушла, даже те, кто стоял с поднятыми стволами, оставив Карен наедине с Сойерами. В качестве довеска к их компании был пистолет. Но Джека это уже не удивляло.

– Ты хотела поговорить с моим отцом, Карен, объяснить ему ситуацию. Сейчас самое время, – Том продолжал молчать, но сейчас чуть внимательнее посмотрел на опирающуюся на стену девушку.

– Мистер Сойер, – она криво улыбнулась. – Старший. Всё что вы видите – не совсем то, чем кажется. В том числе моя работа в картеле.

– Я уже догадался, – хрипло ответил Том. – Я слышал Стара и умею складывать два плюс два.

Карен кивнула. Джек, увидев, что та побледнела, встал и сам пошатываясь, подошёл к ней придержать. Та молча отстранилась, но Джек остался рядом.

– Отлично, тогда будет меньше прелюдий. Тем более времени у меня не так много, – после чего взяла глоток воздуха побольше и подняла ствол. – На самом деле вы неправильно поняли ситуацию. Потому, что не оценили, кто охотник, а кто ловец. К сожалению, ваше привычное место охотника в этой игры было занято.

Джек поднял руку, но Карен бросила на него взгляд и резко сказала:

– Твой отец убийца! – её лицо перекосила злоба. – Убийца, лишающий детей своих отцов!

Джек посмотрел на отца. Тот всё так же сидел у стенки, а по лицу вдруг прошло узнавание. Джек понял, что Карен говорит правду и отец это признаёт. Внутри у сына что-то зашаталось. Карен же продолжала:

– Мой отец не сделал ничего плохого, лишь молва и чужие слова. Он просто хотел сделать этот мир немного лучше, немного чище. Но вместо того, чтобы принять его, помочь ему, вы убили его.

Том продолжал молчать. Но на его лице не было сожаления, грусти, тоски, вины. Он сидел, чётко понимая о ком идёт речь и принимая свой статус убийцы! Джека скрутило. Яд и пламя смешались внутри в единую струю. Ещё немного и он сам нажмёт на курок вместо Карен.

– Он не хотел многого! Он просто стремился к Сиянию! К Сиянию Душ!

Пламя во всей своей многообразной неповторимости, во всём своём хаосе, что пожирало душу Джека, окропляя ядовитыми каплями все мысли, вдруг замёрзло. Сияние Душ… Он вспомнил холл своего дома, звук выстрела. Падение высокого мужчины, лицо которого он плохо разглядел. Он помнил кровь, которая струилась и которую его отец не мог остановить. И Джима, который старался не утонуть в красном потоке.

Эти все образы пролетели перед его глазами. Пламя остыло и превратилось в золу. Яд высох, оставив после себя тёмные разводы.

И только после этого он сделал то, что никогда себе не позволял. Он развернулся и нанёс мощнейший удар женщине по лицу.

 

<<Предыдущая история

Последняя история>>

 

P.S. Среди предложений были заголовки попроще (для меня), но я никак не мог упустить нового со-автора из своих цепких лап. И как ни странно, выбранная тема себя оправдала.

Так же важно: завтра ассоциации не будут использованы в заголовке. НО! Я использую по ассоциации от каждого непосредственно в тексте, чтобы задействовать как можно больше идей. Так что вперёд! Остался крайний шанс, чтобы оставить свой след в истории!

P.P.S. Ассоциации дня:

Антон: 1 – “Быть или не быть?” – всегда актуальна))) 2 – “Двум смертям не бывать…”

Константин: Огненный вихрь.

Павел: Снайпер, кевлар, радиоуправляемое взрывное устройство, шахид, яд, спецназ, засланный шпион

P.P.P.S. Спасибо всем! Делитесь проектом с друзьями!

Узнай первым, когда появится новая книга!

Получай новые истории и узнавай о событиях раньше других

2 Responses

  1. Антон
    | Reply

    Well…. у еще немного страньше.
    Ассоциация “Мне отмщение, и Аз воздам”
    http://wap.adventures.unoforum.ru/?1-6-0-00000018-000-0-0-1416556476

Leave a Reply