#day4 Нереальная реальность (#30daystory)

Опубликовано в: #30daystory | 0

#30daystoryДвое патрульных оказались очень вежливыми и очень внимательными молодыми людьми, с увесистыми кобурами с Глоками на поясах. Они проследили, чтобы Джек и Карен сели в машину и на большой скорости доехали до местного полицейского участка. Правда по дороге полицейские поинтересовались как позавтракали наши герои, а получив ответ, что не успели, аж остановили машину у ближайшей заправки, взяли пару бутербродов, круасаны и кофе. Подавая горячие стаканы, патрульный с узкой бородкой понизив голос до театрального шепота (т.е. так, чтобы слышали даже на той стороне улицы), сообщил, что в участке кофе бесплатный, но не съедобный.
Жуя бутерброды и запивая нормальным кофе, Джек немного расслабился. Хотелось верить, что полиции нужно совершенно другое, а не Некрономикон, о котором заявила противная морда с экрана.
На деле всё обстояло ещё проще: их вызвали как свидетелей и пострадавших в деле об авиакатастрофе. Начальник участка лично принял их в своём кабинете, попросил секретаря принести воды (извинившись за местный кофе и ранний вызов), после чего попросил рассказать всё, что связано с предполётной подготовкой и самим полётом:
– Понимаю, это нелегко, – сочувственно произнёс начальник. – Но чем быстрее мы сможем составить представление о случившемся, тем быстрее сможем наказать виноватых.
– А есть виноватые? – Джек решил сделать вид, будто не видел сегодня утром видео с падением их самолёта, и считает, что это просто авария.
– Они всегда есть, мистер Сойер. Особенно в авиации. Видели бы вы их протоколы! Там есть имя ответственного за каждый винтик! – полицейский покачал головой, осознавая, что такой дотошности в других сферах пока что нет.
– Поэтому расскажите, что и как происходило, – шеф полиции сделал заинтересованное лицо, а секретарь включил диктофон, плюс приготовился делать пометки в своих бумагах.
Джек вспомнил о событиях вчерашнего дня. Рассказал о вип-терминале, о том, что выходили прямо на полосу. О встрече со старым другом Китом. Здесь Джек на секунду задумался, говорить ли о его предупреждении. А потом решил, что всё равно не знает местных контактов старого друга, поэтому и высказался.
– Буквально перед тем, как отойти, Кит сообщил, чтобы я пристегнулся, будет турбулентность. Я послушался его совета. – про то, чтобы перевязать кулон Джек решил всё-таки не говорить. – В полёте воздушных ям долго не было, пока буквально за несколько минут до аварии, не начало трясти. Потом пилот объявил о том, что необходима аварийная посадка и сядем в ближайшем городе. Я предполагаю, что в вашем. Но потом самолёт резко потерял высоту, а дальше не помню – темно. Пришёл в себя в горящем самолёте, попытался вылезти. Удалось чудом и с чьей-то помощью.
– Пожарные подоспели, – откоментировала Карен. – Они прибыли на место крушения буквально через 10 минут после падения. Вы были без сознания Джек. Ещё раз простите.
Джек вежливо улыбнулся. А что ещё оставалось.
История мисс Монтесорри отличалась лишь деталями, упоминанием мистера Хавьера, деловыми вопросами. Те же ощущения, падение, каткий миг забытья и прищемленная нога. Её не сломало, но был вывих с растяжением. Поэтому неделю нужно было походить на костылях с фиксированной ногой.
Шеф слушал молча, кивал, а когда оба закончили, тяжело вздохнул и сказал:
– Спасибо за сотрудничество, уважаемые. Надо будет отдельно поговорить с этим Китом. Хотя мне кажется, что это была просто дружеская поддержка. Высказанная не вовремя. Но проверить надо. Посидите сейчас в приёмной, мы подготовим кое-какие документы.
Раскланявшись, Джек с Карен вышли из кабинета. Секретарь начальника полиции указал на потёртые кожаные диванчики, и ушёл, оставив молодых людей в одиночестве. За всё время ожидания мимо прошло всего нескольких полицейских. Либо помещение было вне основных маршрутов служителей закона, либо пересменка уже прошла.
Посидев минут пять в тишине, Джек потеребил Джима на шее, понял, что он в отличие от него душ не принимал и требует чистки. Металл покрывали следы грязи. Отметив, что надо будет по дроге купить специальных салфеток, Сойер всё-таки решил, что нужно прояснить и другие планы на ближайшее будущее:
– Карен, давай на секунду представим, что всего происходящего нет. Будто всё прошло по плану. Какую конкретно работу я должен был сделать на винодельне? Вы были не слишком многословны по телефону и е-мейлу. Единственное, что я понял, что у вас несколько новых сортов вин, которые вы хотели, чтобы я попробовал. Что за вина?
Мисс Монтесорри оглядела лицо Джека, после чего ответила:
– Это экспериментальные вина, разработка самого мистера Хавьера и пары его доверенных технологов. Он возлагает большие надежды на него. Но дело в том, что он собирался подписать с вами договор о неразглашении – именно для этого с нами летел адвокат Гидеон. Рон специализируется на таких вещах, на подготовке к патентованию.
– Смотрю, всё очень серьёзно! Но хоть цвет вина сказать можно?
Карен тихонько рассмеялась.
– Слышала, что в одной бочке точно есть красное. А всё остальное – не знаю. Я же говорю, что это проект Хавьера и он никого к нему не допускал! И ему нужны были именно вы!
– Почему?
– Потому, что о вашем таланте различать особенности вкуса уже ходят легенды. В узких кругах, разумеется, – Карен закончила фразу легкой улыбкой.
– Сумасшедшие виноделы… Хотелось бы верить, что самолёт уронили не из-за бочки экспериментального вина.
Молодые люди стали серьезными. С другой стороны, какая разница из-за чего. Может действительно, просто “повезло”.
Напряженная тишина была прервана секретарём начальника полиции. Он принёс документы, указывающие, что на время расследования не рекомендуется покидать город. Но затем добавил:
– Но поскольку мы знаем, как важно поддерживать bodega, вам разрешено в случае необходимости съездить и туда, – Карен взяла бумаги, молча кивнула в благодарность. После чего секретарь добавил:
– Звонила миссис Хавьер – её муж пришёл в себя. И сразу же начал спрашивать про винодельню, вас и мистера Сойера, – от этой новости мисс Монтесорри аж встрепенулась. Джек же наоборот напрягся, вспоминая утреннее сообщение. – Шеф предложил довезти вас до больницы. Спускайтесь к выходу, те же патрульные, что привезли вас сюда, доставят к порогу больницы.
Оставалось только поблагодарить шефа за такую щедрость и поддержку.
По дороге Джек настоял, чтобы офицеры заехали на очередную заправку, и в этот раз уже сам купил им и себе кофе, в комплекте с булочками с карамелью. А заодно взял на кассе салфетки для чистки салона машины – осьминог на шее всё ещё был грязным и его хотелось почистить.
Больница встретила гостей гулом людей, писком приборов, шорохом ног и быстрыми переговорами медицинского персонала. Уточнив у медсестры палату, Джек и Карен выдвинулись в дальнее крыло больницы – какую-то специальную то ли реанимацию, то ли интенсивную терапию. Здесь мистера Хавьера отделили от общей палаты ширмой, за которой сидела посеревшая от усталости и страха женщина. Она встала, когда Карен и Джек заглянули внутрь, и сразу же обняла девушку:
-О, Карен! Как хорошо, что ты цела!
– Как он?
– Спит. Врачи не хотят давать ложных надежд, но я от вижу, что он отошел от порога смерти.
Мисс Монтесорри повернулась к Джеку и сказала:
– Миссис Хавьер бывшая медсестра. И уже один раз вытащила своего мужа с того света.
Джек вежливо поздоровался с женщиной, аккуратно подав ей руку.
– Извините нас за всё произошедшее, – миссис Хавьер сжала ладонь молодого мужчины. – Головой я понимаю, что это зависит не от нас, но сердце всё равно кровью обливается, когда думаешь, что вы могли…
Женщина сжала губы, чтобы сдержать слёзы. Карен взяла её за руку, а затем обняла. Она служила опорой для этой женщины, как вчера опорой был для Карен Джек.
Тут раздался тихий свист похожий на смех. Все стоявшие бросили взгляды на кровать: мистер Хавьер, дышащий через трахеостому, с царапинами и ушибами на лице, накрытый тонким больничным одеялом, открыл глаза и смеялся. Его жена бросилась к нему, обняла и поцеловала. После чего, увидев, что тот тянет руку к горлу, сама вытащила трубки и заткнула отверстие пальцем.
Смех стал слышимым:
– Стоило мне уснуть, как к моей жене приставать начинают? А я думал ты работаешь на меня, – Карен аж покраснела от такой шутки. Хавьер сделал глубокий вдох, как будто набираясь сил перед нырком. – Дорогая, не заставляй меня ревновать, я же сейчас ничего не могу сделать.
– Mi corazón …
Жена второй рукой погладила щеку своему мужу. Взгляд мужчины сфокусировался на ней, а потом он перевёл его снова на Карен:
– Как мистер Сойер? – видимо Джека он не видел. Поэтому пришлось сделать шаг поближе, чтобы попасть в фокус:
– Я здесь, Мистер Хавьер.
Глаза человека в кровати слегка затуманились, а затем снова сфокусировались, но уже на приезжем.
– Отлично. Вы уже попробовали моё вино?
– Дорогой? – миссис Хавьер встревожилась.
– Нет, мы не успели, – Джек постарался ответить мягко. К сожалению, он подобное уже видел. Главное, чтобы это было лишь временным проявлением.
– Тогда отправляйтесь немедленно! Карен, проследи, чтобы Мария открыла все бочки в 7-ом подвале. А после я жду подробного отчёта!
Эта тирада высосала все силы, и мужчина без сил откинулся на подушки. Миссис Хавьер хотела было что-то сказать, но Карен жестом показала, что всё хорошо. Молодые люди развернулись и уже почти покинули территорию за ширмой, как услышали тихую фразу:
– Иначе Ктулху придёт за всеми нами…
Джек обернулся посмотреть на мистера Хавьера, но вместо палаты увидел длинный тёмный коридор. По стенам текли тонкие струйки воды, а из мрачной глубины тянуло гнилью. Обернувшись обратно, хотел спросить у Карен, что происходит, но впереди оказался тот же коридор, с теми же мокрыми стенами. И ни следа Карен или иного другого человека.
Джек хотел крикнуть, но рот почему-то не хотел открываться. Запах гнили усиливался, наваливался как лавина со всех сторон. Становилось трудно дышать и сломанные рёбра будто начали трещать под напором этой вони. Джек постарался сделать шаг и это получилось. Под ногами хлюпнуло, тёмно-зелёная жижа с довольным урчанием всосала ногу.
За спиной раздались хлюпы. Будто по жиже шел кто-то ещё.
“Ктулху, тебя подери! Что происходит?! Где я? Где все? Где больница?” К Джеку подкрадывалась паника, начинала душить наравне с вонью. Сделав ещё шаг в сторону, как казалось противоположную чужим шагам, мужчина увидел два огонька. Два круглых огонька, будто к нему приближалось два кольца с пламенем, через которые прыгают тигры в цирке. Будто отзываясь на мысль, за пламенем пришёл тихий рык: довольный, радостный, от которого кровь начала стыть в жилах.
Джек понял, что ему стало дико холодно – пространство туннеля начало резко покрываться изморозью: стены, жижа под ногами, сам Джек. И лишь огоньки продолжали гореть и приближаться, жадно чавкая болотной жижей под пока невидимыми ногами.
А затем он увидел ЭТО. Вместе с ЭТИМ пришла оглушающая вонь, и мистер Сойер, сомелье с невероятным талантом потерял сознание.

Последнее, что мелькнуло в голове Джека перед наступлением темноты: Да, Джим. Каберне нам никогда не нравилось.

 

<<Предыдущая история

Следующая история>>

 

 

P.S. В какой-то момент начал переживать, что не будет вообще комментариев. Но повезло. Заодно хочу напомнить, что из всех ассоциаций каждый день я выбираю одну. Но если вашу не выбрали сегодня, возможно именно вашу новую идею выберу завтра. Впереди ещё целых 26 дней истории! Оставайтесь на связи!

P.P.S. Ассоциации дня:

Виталий: Anonymous (это те, которые хактивисты)

Анастриана: Шизофрения, игры разума, нереальная реальность (выбрал то, что смотрится заголовком 🙂 )

P.P.P.S. Хотите следить за историей, но не можете заходить каждый день? Подписывайтесь на рассылку – раз в неделю буду присылать результаты 😉

Узнай первым, когда появится новая книга!

Получай новые истории и узнавай о событиях раньше других

Leave a Reply