#day6 Ламберджек (#30daystory)

Опубликовано в: #30daystory | 2

#30daystoryВрач скорой оказался молодым бойким парнем, явно только закончившим проходить резидентуру. Быстро убедившись, что серьёзных повреждений после падения нет, он аккуратно очистил ранки на лице от мелких осколков стекла, продезинфицировал, намазал какой-то мазью для заживления. Поинтересовался, что ели в последнее время, что происходило. Узнав, что Джек побывал в авиакатастрофе, врач на секунду замер, а потом усмехнулся и сказал:

– Так это вы, – оглянув всех четырёх людей, стоявших рядом с ним. – Вы все были в то самолёте? И спустя день уже пьёте вино? Молодцы, ребята, вы бы ещё про наркотики вспомнили. В вас же влили столько лекарств, алкоголь мог просто вырубить печень или сердце.

Он замолчал и покачал головой. У него ещё не выветрились оптимизм и легкая наивность молодости, поэтому он активно удивлялся человеческой глупости. И хотел лучшего для людей.

– Джек, как я понимаю, вы не собираетесь вновь ехать в больницу на обследование? – в ответ Джек покачал головой.

– Значит, давайте сделаем так, на всякий случай – я возьму у вас и у ваших коллег кровь для анализа. Уточним параметры и удостоверимся, что ничего вам и вашему здоровью не угрожает, – увидев, что адвокат, технолог и Карен собираются спорить, он продолжил, – или вас всех придётся принудительно отправить на госпитализацию. А то ведёте себя как малые дети!

Видя его молодецкую прыть и профессиональное рвение, всем пришлось согласится. Тем более никто не хотел возвращаться обратно в больницу – она служила слишком ярким напоминанием о падении…

Собрав пробирки с кровью, врач запрыгнул в машину, махнул рукой и напоследок крикнул:

– Подождите хотя бы пару дней, прежде чем пить! Иначе всё может повториться.

Джеку совсем не хотелось повторять произошедшее. Мерзкие галлюцинации и локальная амнезия, о которой он сказал врачу как о спутанности сознания, мутности – вещи далеко не самые приятные.

Скорая скрылась за поворотом. Рон Гидеон откланялся, и зажимая место взятия крови, пошёл в прилегающее к винодельне небольшое двухэтажное здание. Там располагался офис компании. Мариа Хуарес сказала, что наведёт порядок внизу и обеспечит сохранность вина мистера Хавьера. Джек посмотрел на Карен, изучая её напряжённое лицо:
– Карен, я хотел бы узнать… – но девушка его перебила.

– Нет, Джек. Я… я не хочу об этом говорить. Сейчас, – она вернула взгляд мужчине. – Последние дни, действительно слишком сильно переполнены негативными эмоциями. Давай не будет добавлять ещё. Пусть это будет просто хороший сон. Хотя бы для одного.

Она повернулась в сторону здания компании, сделала несколько шагов. Джек смотрел ей в спину. Девушка остановилась. А затем, будто не выдержав взгляда, повернулась и сказала:

– В связи с причинёнными неудобствами, считаю, что вам необходима компенсация, мистер Сойер, – официальность тона резала слух Джека. – Поэтому предлагаю вам возможность за счёт нашей компании отправиться в город и приобрести себе новую одежду, – и окинув молодого человека с ног до головы, закончила. – А то халат не слишком вам идёт, Мистер Сойер.

Джек лишь спросил:

– Вы поедете со мной, мисс Монтесорри?

– Нет, вы отправитесь один. В магазине скажите, чтобы счёт записывали на мистера Хавьера. Они его контакты однозначно знают. Когда закончите – позвоните мне. Определимся с планами на ближайшее время, – она было закончила, но потом, не меняя тон, продолжила. – Джек, постарайтесь быть аккуратным и не попадать в неприятности. А то ваш рабочий визит затягивается и мистер Хавьер будет недоволен.

– Передавайте мистеру Хавьеру пожелания о скорейшем выздоровлении.

– Непременно. Удачи мистер Сойер. Машину я сейчас для вас вызову. Начните с магазина “Ламберджек” – мне кажется их стиль вам подойдёт.

И она наконец ушла, оставив Джека в одиночестве на улице под тёплым осенним солнцем испанской провинции. Он находился на небольшой площадке, на которой стояли здания винодельни, офиса, парковка с несколькими машинами и рекламным щитом с жизнерадостным ребёнком в памперсах. Ниже площадки раскинулась долина с виноградниками. На несколько километров в даль простирались заросли этого вьющегося растения, которое служило источником радости, работы и прибыли для многих поколений людей. От площадки шла пыльная дорога, которая вела к городу. И именно с той стороны поднималось пыльное облако от такси, которое вызвала мисс Монтесорри.

Женщины… Несмотря на всю симпатию к ним, мужчина далеко не всегда может их понять. А уж в таких ситуациях, когда память подставляет, а здоровье подводит – вообще катастрофа. Покруче, чем авария. Джек усмехнулся, сравнивая две катастрофы последних дней. А затем открыл дверь подъехавшего такси, назвал место, откинулся на спинку сидения и решил для себя: первым делом дела, а женщины потом. Даже если в некотором смысле, это одно и то же.

Спустя 20 минут они уже въехали в черту города, оставив позади и виноградники, и краешек апельсиновых садов. Таксист слушал музыку по радио, параллельно болтая о чём-то своём. Только однажды, проезжая мимо плантации цитрусов, он упомянул о свалившемся самолёте, пожалел погибшего пилота и поругал тех, кто допустил неисправную машину к полёту. Оказалось, в репортаже уже сказали, что наиболее вероятная версия – халатность обслуживающего персонала. Джек вспомнил Кита и решил, что, когда закончит с одеждой, позвонит шефу полиции и узнает, есть ли новая информация.

Подъехав к магазину, Джек автоматически расплатился с водителем. Благо что кошелёк с деньгами у него был в кармане и не пострадал. Только когда машина тронулась, он задумался, что можно было списать и эту поездку на компанию. Но решил уже лишний раз не переживать из-за 25 евро.

Магазин “Ламберджек” оказался не совсем типичным местом. В Испании много бутиков, авторских магазинов, много талантливых дизайнеров и портных. На центральных улочках любого города можно найти хотя бы одно заведение, где хозяйка продаёт собственные изделия и непременно высокого качества, и интересного вида. Китайцы и прочие азиаты ещё не успели захватить и вытеснить такие магазинчики с улиц Королевства. А вот этот магазин можно было достаточно смело назвать вызовом. Это был стопроцентный импорт. Но не с китайского, вьетнамского или иного восточного рынка. Это был магазин одежды и стиля запада. Того самого “ламберджек”-стиля, который стал в последнее время таким популярным.

Фланелевые рубашки, высокие сапоги и ботинки для горных переходов, дутые жилетки и потёртые джинсы. А также фотографии мужчин с пышными бородами, брутальными лицами, накачанными руками и острыми топорами в руках. Не самое очевидное решение для местного рынка, но судя по всему продавцов это не беспокоило: внутри был ажиотаж.
Но только не типичный женский, когда представительницы слабого пола, проявляя не дюжую силу и смекалку, толпой бегают за красивой маечкой и копаются в груде белья на распродаже. Нет, это было большое количество серьёзных мужчин, которые практически в полной тишине примеряли куртки и ботинки, выбирали джинсы нужного размера. Иногда раздавался смех или возмущенное бормотание. Продавцы – только мужчины – сновали между клиентами, приносили и уносили нужные размеры, возвращали взятое на примерку на свои места.

Всё это сопровождалось звуками природы: шум реки, ветра, периодические пение птиц и рык зверей. На стене над прилавком висел большой топор. Судя по истёртой рукояти и паре зазубрин на лезвии, это был настоящий инструмент, который сменил работу в лесу, на тихий гомон магазина.

К Джеку спустя несколько секунд приблизился продавец. Окинув взглядом пришедшего, спросил на чистом английском:

– Добрый день. Меня зовут Хуан. Разрешите вам помочь, мистер…, – и сделал паузу, ожидая, чтобы Джек представился.

– Сойер.

– Мистер Сойер, разрешите быть вашим консультантом в этом магазине.

Джек хотел было отказаться, а потом подумал – а почему нет?

– Хорошо, давайте посмотрим, что вы можете мне предложить, – сказал Джек и продавец кивнул.

– Пройдёмте за мной, – указал рукой вглубь зала Хуан. – Вас интересует конкретный элемент одежды или хотите подобрать стиль полностью?

Сойер задумался на секунду:

– А давайте продумаем весь стиль.

И вокруг Джека закипела работа. Он видел, как некоторые из клиентов кидают на него заинтересованные взгляды. Но тактичность местных посетителей не знала пределов. Хуан же попросил встать недалеко от зеркала, обошёл покупателя по кругу, оценил свежие царапины на лице, сделал некоторые замеры, будто портной, а затем сказал:

– Присаживайтесь, сейчас я подберу вам несколько вариантов одежды. А мой коллега принесёт вам чай.

Не прошло и минуты, как удалился один продавец, а второй уже принёс небольшой металлический термос и походную металлическую кружку. Открыв посудину с чаем и обдав посетителя приятным ароматом травяного отвара, продавец ловко налил первую порцию, пожелал приятного дня на испанском и удалился. Джек сделал глоток. Рот обдало жаром, а затем холодом: горячий настой холодной мяты, чабреца и чего-то ещё, каких-то ягод. Джек не думал, что в Испании, которая просто не умеет пить чай, можно найти такой необычный напиток. Но считать этот магазин чистой Испанией тоже было бы неверно.

Спустя несколько минут, вернулся Хуан, неся несколько вешалок с одеждой. Повесив на специальную стойку всё это добро, он попросил Джека встать. Следующие полчаса прошли в примерках, сменах разных рубашек и жилетов, подбором ботинок и носков. Сойер чувствовал себя в центре внимания, но это не вызывало каких-то нареканий. Это было по-деловому, профессионально и очень круто.

Спустя почти час после того, как он зашел в магазин, касса выбила чек, который Хуан, в свою очередь, приколол к листку гарантии. Узнав, что оплачивает счёт мистер Хавьер, продавец расплылся в широкой улыбке и сообщил, что владелец винодельни очень уважаемый человек в городе. Его вина поставляют в лучшие рестораны региона, заказы идут от местных аристократов. А в прошлом году он даже поставлял вина на один международный приём. И вообще, оказывается, мистер Хавьер, когда не носит костюм, любит носит джинсы именно из этого магазина.

Хуан уговорил Джека сразу надеть “вечерний” костюм: темно синие джинсы, светлую рубашку с коротким рукавом, жилетку и высокие ботинки ей в тон. В мешок из неокрашенной плотной бумаги и трафаретным рисунком топора пошли ещё две рубашки, запасные джинсы, теплые носки. В качестве подарка Джеку вручили топор. Только не настоящий, а коробочку в виде топора – в ней можно было хранить ключи или мелочь. Она выглядела очень естественно и разумеется брутально.

Выходя на улицу, Джек увидел своё отражение в зеркале. Пока он мерил разные предметы одежды, единого образа не складывалось. Но теперь он увидел нового себя. Человека с рассеченной щекой, с глубокими глазами, с мощными руками и очень хорошо одетым. Только бороды не хватало для полного комплекта. Но это не проблема, подумал Джек. Можно не бриться несколько дней и уже будет хорошо.

Дверь за спиной закрылась, отсекая прохладу другого мира и мужчину окружили душные сумерки. Начали зажигаться фонари, освещая оранжевыми шарами проезжающие машины и спешащих после работы людей. Хотелось есть, поэтому Джек прошелся вдоль по улице, пока не увидел стейк-хаус.

“Какое-то засилье импорта”, усмехнулся про себя Сойер. Но решил, раз уж приоделся, как канадский лесоруб, то почему бы не покушать, как английский аристократ. ресторан встретил его белыми скатертями, гомоном ужинающих людей, тихо бормочущим телевизором с BBC, снующими официантами и уютным камином. Да, пламя в нём было искусной имитацией, но какая атмосфера!

Заказав royal-steak с овощами и базиликом, Джек попросил позвонить. Ему принесли радиотелефон и сказали, что, если он будет звонить за границу, это будет включено в счёт. Успокоив официанта, что связь будет местной, он достал визитку и набрал номер.

Трубку сняли с третьего гудка. Извинившись за поздний звонок, Джек спросил, есть ли новости, особенно по авиакатастрофе. Шеф полиции угрюмо спросил:

– Мистер Сойер, вы хорошо знали своего друга?

– Да, достаточно. А что? Вы его в чём-то подозреваете?

– Скажем так, что с ним не всё в порядке. Скажите, где вы сейчас? – Джек назвал место.

– Я хотел бы к вам подъехать, переговорить лично. Дождитесь меня. Заодно попробую, как там готовят говядину, а то всё никак не соберусь, – шеф полиции попрощался и закончил разговор.

Джек начал нервничать. Неужели Кит действительно повинен в падении самолёта? И предупреждал, надеясь спасти?

Чтобы отвлечься от собственных мыслей, Джек посмотрел на мелькающие кадры в телевизоре. То, что там он увидел, заставило его вскочить: треть экрана занимала фотография Кита, и буквы кричали об “убийстве на основе выдуманного культа”.

Какой культ подразумевался, Джеку объяснять не надо было.

 

<<Предыдущая история

Следующая история>>

P.S. Спасибо Антону за то, что написал ассоциацию. Жаль, что была только одна. Причем и та – сложная. Только в процессе непосредственно написания, мир подсказал, как можно обыграть указанное слово-фразу. В любом случае, ты спас проект! 😉

 

P.P.S. Ассоциации дня… Точнее одна: Lamber_Jack (я её модифицировал под сюжет).

 

P.P.P.S. Делитесь с друзьями и призывайте их придумывать. Даже, если они не знают автора лично.

Узнай первым, когда появится новая книга!

Получай новые истории и узнавай о событиях раньше других

2 Responses

  1. Kirill
    | Reply

    Сумрак не скроет, то что должно быть скрыто.

Leave a Reply