Рассказ: MASTER OF WAR

Опубликовано в: Истории, Рассказы | 2

Master of WAR — рассказ, который родился под впечатлением от песни. Именно поэтому прежде чем начать читать рекомендую запустить песню и читать параллельно — глубина погружения вырастает.

Что-то горячее текло по виску.
— Вы ранены, — холодный голос сервитора долетал через ватную подушку.
— 33% орудий выведено из строя. Защитные системы обесточены. Запускаю запасные источники.
— Не тормози! — пытался крикнуть я, но не был уверен, что получился и шепот.
Горячая жидкость стекла по щеке до подбородка.
— Новая угроза. Северо-восток, несколько целей. Определение затрудненно защитный полем.
— Отправить зонд! — система расслышала.
— Выполняю, остался последний зонд. Связь с внешним спутником до сих пор не восстановлена. Разведка осложнена.
— Да не болтай, дай параметры цели. Что заряжать?
— До связи с зондом три… две… одна. Связь установлена. Два имперских истребителя класса «Шторм», бомбардировщик класса «Носорог», боевые зонды МАКС-II. Наш зонд уничтожен.
— Прекрасно! Заряжай бронебойные!
— Выполняю. Вы уверены, что не следует использовать скорострельность против зондов?
— Они лишь отвлекут наше внимание. Разворачивай третью батарею.
— Выполняю.
Топот сердца в такт заряжающим механизмам где-то над головой. Красное сияние боевого пульта, багровые всполохи, докладывающие о неполадках в системе. И успокаивающее, умиротворяющее зеленое перекрестье прицела.
Огромные орудия, мощнейшие щиты, десяток сервиторов-помощников и один человек внутри смертоносной и практически непробиваемой брони. Планетарная станция серии «Щит». По имени «Война».
— Первая цель вошла в зону поражения.
— Трёхсекундная готовность! Генераторы готовы?
— Заряд восстановлен, — механический голос мёртвого человека.
Пока он говорил в полёт отправились первые болванки. Я решил пойти по не-классической системе.
— Сливаем всю энергию на щиты. Пустим их ближе.
Пульт дрожал в такт ударам штурмовых истребителей. Но они не страшны щитам. Главное «Носорог».
Дрожь стала сильнее.
— «Штормы» во второй зоне. Начать уничтожение?
— Пропустить! — от моего крика рвануло в носу. Опять кровь. — При входе в третью зону загружать 3-й класс, целим в «Носорога».
Глаза вперились в экран. Приятная зелень давала уверенность. Вид неба за крестом прицела изменился: увидел звено, направленное на моё уничтожение.
— Цель! — мне показалось, что голос сервитора стал резче.
Я вздохнул и нажал на гашетку. Моё движение отозвалось волной во всём огромном сооружении. Главный калибр заряженный самым мощным не ядерным снарядом начал разговор. Разговор о войне, о смерти, о пламени, о вторжении и принципе смертельной защиты.
Первыми сгорели зонды — это их основная задача в этом конвое.
Разум автоматически отмечал новые багровые огоньки на панели. Сервитор защиты докладывал о проценте оставшихся щитов. Тело жгло. Кровь стекала за воротник.
Вот зацепило ведущего «Шторма» и того сразу свернуло в штопор. «Носорог» продолжал свой бег, стремясь донести свой подарок Войне.
— Не дам, — злое шипение из моих губ.
— Переключить щиты. Энергию на остатки лазеров. Устроим им! И заткнись! — прервал я защитника. — Мы всё равно не протянем долго.
Снаряды, груженные подогретой плазмой, закованные в магнитную подушку и титановый корпус, неслись к упёртому «животному». Каждый снаряд, стоимость которого равнялась ВВП захолустной планеты, и способный уничтожить крейсер межпланетного типа. И за этот бой я уже выпустил 6 штук таких. Но моя цель ещё жива.
Спустя мгновение ожили лазеры. Они рыскали по небу, создавая смертельную решетку, способную пробить легко- и среднебронированную технику. И эта сеть поймала свою птичку.
Раскалённым и обезображенным попугаем рухнул и второй «Шторм». Его траектория пролегла над вторым путем. И как назло, он пробил землю.
…Взвыли сирены. и время замедлило свой бег. Гепард завис в воздухе, а улитка превратилась в изваяние. Лишь человеческие сознания, заключенные в человеческое и механические тела, работали с прежней скоростью.
— Отключение второй линии, отключение лазеров. Замедлен подвоз снарядов. Скорострельность снижена. Следующий выстрел через 30 секунд.
… Время пошло…
— Всё на орудие, — задыхающийся даже в сознании голос.
…28…
— Носорог начал открывать люки. Ему надо порядка 20 секунд.
…27…
— Вколоть мастеру обезболивающее.
…24…
В голове прояснилось. Рука окрепла.
…23…
— Разведывательного дрона вперёд.
…21…
Связь через 3…2…1
…17…
— Продолжают открываться бомболюки. Щиты снимаются.
…13…
— Радиопередача с «Носорога».
— Take a last look around while you alive! I’m «Indestructible», Master of «WAR».
…3…
— Люк открыт. Снаряд готовиться к сбросу.
…1…
Всё полыхнуло.

…Искры… Щекочущая боль… Запах гари…. Легкое сияние на краю зрения.
Люк, зелёная стрелочка. Выпадаю из кресла. Руки обжигает — термоперчатки прогорели и пальцы, коснувшись металла, обожгло. Боевой пульт мёртв — ни один огонёк не горит. Только свет в туннеле.
Ползком туда. Голова шумит, в глазах двоится. Пальцами стараюсь не касаться пола. В коридор.
По полу тянется зеленая линия. Вокруг несвойственная этому месту тишина. Ни шороха механизмов, ни голосов сервиторов.
Зеленая темень и незнакомая обстановка. И тут я понимаю, где идёт спасительный коридор — мимо сервиторов. Это реальная нервная система моей станции. Периферийная нервная система. И пересиливая себя, подползаю к первому помосту-ёмкости. И меня выворачивает. В голове всплывают слова инструктора: «А те, кто не хочет покидать станцию, предпочитают стать сервиторами — и продолжать служить ей». За мутным стеклом — остатки человеческого тела. Специально подготовленного, лишенного глаз, ушей, носа, конечностей. Торс, да остатки головы. И куча проводов, систем жизнеобеспечения, закрепленных у стены.
«Они не чувствуют ничего кроме станции». Ещё одна фраза инструктора.
Если верить глазам, то станция больше ничего не чувствует. Я пополз дальше, заглядывая в каждую капсулу, в которых находились остатки моих предшественников. Бессмертных, в некотором смысле. Никто же не думал, что Война падёт…
На последней капсуле мерцал огонёк. Пульс! Неужели. Я аж прильнул к стеклу. Тело статного когда-то мужчины истекало кровью, которая толчками выходила из слепых глазниц. Я опустил глаза и увидел табличку, на которой были выбиты инициалы. Я замер…
Прошло несколько секунд, прежде чем я решился снова поднять глаза. Но тело обмякло. И свет за моей спиной начал блекнуть. Он держал для меня резервную линию! Бросив взгляд на имя, я рванул к выходу. И хоть моё передвижение было едва ли быстрым, я успел доползти до выхода до полного отключения.
Небо встретило меня тишиной жизни и сытым урчанием смерти. Горело здание, трескался металл, осыпалась корками почва.
Выход привёл меня к южной оконечности, как раз под некогда гордой, а ныне обгорелой, надписью с названием моего дома: «Война». Планетарная станция серии «Щит», в которой пошли последние годы моей жизни. Неучтожимая, смертоносная и вот — лежит в руинах.
Я поискал в небе «Носорога», но нашёл его ближе. Обглоданная пламенем туша была вплавлена в сердце моего дома — как раз в районе главного калибра. Значит, мне удалось зацепить этого «Неуничтожимого».
Что-то полыхнуло, обдало жаром. Обгоревшая кожа отозвалась мучительной болью.
Пора уходить.
Куда?
Да подальше! Особенно от того домена, который выплывает из-за горизонта!
Вот теперь я побежал. Откуда взялись силы? Но я не хотел попасть под луч домена. Он оставит от станции лишь глубокий кратер. Если бы Она была жива — он бы не дожил до такого момента, но теперь главное успеть удрать подальше.
Не хочу стать молекулярной пылью!

Слёзы текли ручьем. От ветра, от вспышки смертельного света, от боли и от горя. Они уничтожили мой дом. Мой бессмертный дом.
Мою «Войну».

Узнай первым, когда появится новая книга!

Получай новые истории и узнавай о событиях раньше других

2 комментариев

  1. Антон Скобелев
    | Ответить

    Well…
    Атмосфкрно. Очень!
    Отличная зарисовка — динамичная, завершенная, яркая. Очень образная. Если добавить контекст вскользь брошенной фразой класса «С тех пор, как начался 13й Черный Поход прртив Терры…» или «На фронте Омеги Цепных Псов это был третий прорыв Жуков…» — можно даже углубить картину. Меня обычно от таких впечатлений хватает лишь на фразу «Когда-нмнибудь я напишу о планетарной станции «Война» и ее последнем мастере-командире…» в соцсети))
    Спасибо!

    • Юрий Окунев
      | Ответить

      Спасибо, Антон! 🙂 Насчёт глубины контекста — есть задумки, но они пока только в виде чертежей, даже до стапелей ещё не дошли 😉

Оставить комментарий