Забег сильных и философия преодоления

Опубликовано в: Статьи | 0

До старта ещё 20 минут, а ждать уже надоело… Но стартующие кучкуются перед линией. Кто-то потягивается, кто-то подпрыгивает. Я пытаюсь греть замершие руки на солнце, но оно вечно прячется за облаками, а ветерок отнюдь не теплый. Вокруг меня и латышская, и русская, и иностранная, и глухонемая речь. Все уже хотят начать забег. Но буквально за 2 минуты до старта я понимаю, что хочу две вещи: в туалет и кушать. Однако спустя 5 минут мне будет не до этого и вспомню я об этом лишь спустя почти 2 часа, ведь прозвучит стартовый выстрел на Забеге Сильных (Stipro Skrejiens).

Stipru Skrejiens (Забег сильных) - преодолевая препятствия и самого себя
Stipru Skrejiens (Забег сильных) – преодолевая препятствия и самого себя

Stipro Skrejiens (Забег сильных) – это мероприятие, проводящееся в Латвии уже 7-й раз подряд, в котором участвуют все желающие. Цель: пройти дистанцию по пересеченной местности с попутным преодолением препятствием различной сложности и мерзости, начиная от вертикальных стенок по подбородок и заканчивая грязевыми ваннами по грудь (а кому и выше).
Есть несколько раздельных забегов: для мужчин, женщин и команд, плюс в этом году добавилось разделение на Элитный поток и массовый. В первом целенаправленно фигачат на время (плюс у них трасса чуть длиннее и сложнее), в массовом же каждый должен хотя бы просто дойти до финиша быстрее, чем за 2,5 часа.

Ещё не подозреваю, что меня ждёт
Ещё не подозреваю, что меня ждёт

Бежать не спеша. Моя цель – дойти до финиша, а не соревноваться за первые три места, даже если за это платят деньги. Мне бы добежать… 200 метров за спиной и первое препятствие передо мной. Яма в земле, широкая, с водой. Плюхнуться и задохнуться: воды по пояс, но она ледяная, перехватывает дыхание. Потом кое-как вылезти, переползти краткий перешеек и снова в воду. Теперь уже по грудь. От дыхания остаются лишь клочья. Еле вылезаю, кажется уже здесь меня подпихивают, чтобы я не мешал другим. Дышать тяжело и мысль стучащая в такт сердцу: “Какого хрена я сюда полез?”

На самом деле, это действительно испытание. Испытание для тела и духа, на выносливость и силу. И первые препятствия окунающие тебя почти с головой в холодную воду (как бы не говорили участники прошлых лет, что в этот раз она теплая) готовят тебя сразу ко всей будущей трассе. Мне последующие препятствия показались уже проще. Да, требующие напряжения, помощи, аккуратности или чего-то ещё, но уже не пугающие. Без ужаса и уничтожения моего организма.
Я ещё думал, “а зачем я пытался согреться?”, если такой холод меня ждал. Но холод – это далеко не единственное, что ждало участников.

Стартовый номер до "погружения"
Стартовый номер до “погружения”

Самый сок всего мероприятия – это его препятствия. Самым популярным являлись различные модификации ям с водой, гор из земли, выкопанных из этих ям. Вода могла быть по пояс, а могла быть по щиколотку. Но в первом случае на дне ещё 15 сантиметров ила или чего-то подобного, а во втором – над головой колючая проволока и по воде ползешь на четвереньках. Были и специально построенные конструкции: стенки разной высоты и наклона, через которые кто-то перебирался сам, а кого-то подпихивали всем кагалом. Были стены, на которые приходилось взбираться по веревке, боясь подскользнуться мокрыми кроссовками по неровным бревнам и доскам. Покрышки, которые просто лежали или были навалены в виде горы. Без воды и с водой. Латвийский говнозём по щиколотку, по которому чавкая и хлюпая идут-бегут сотни людей, перепрыгивая пни, палки и камни.
Длинный ров с водой по пояс, который надо преодолеть змейкой – то спустится, то вылезти, то повторить процедуру 7 раз. В такие моменты, особенно к концу дистанции уже не стараешься красиво и “чистенько” вставать на ступни или цеплять руками – ты уже просто используешь колени как ближайший инструмент и выползаешь из канавы на карачках, разве что не валяясь в грязи как свинтус. Просто потому, что уже немного осталось.
Обходить препятствия нельзя – за это штрафы по 10 минут, а со временем аж дисквалификацией могут пригрозить. Поэтому как бы не было тяжело, нужно проходить. А поскольку далеко не все в идеальной форме, то…

Я не могу вылезти из ямы. Скользкий глиняный берег, нет выбоин под ноги, кроссовки проскальзывают, руки выворачивают комья песка и глины. И тут вместо мата, обвинений или чего-то подобного, с одной стороны протягивают руку, чтобы зацепиться, а с другой подпихивают, чтобы не буксовал. Легкий шок, быстрое” спасибо”, протянуть руку тому, что только что был внизу, вытянуть и потом побежать дальше. Или поползти, когда как.

Это было удивительно, но такого уровня взаимовыручки среди незнакомых и совершенно далеких по жизни людей я не видел никогда. Всем пофиг на твой язык, возраст. Главное – двигайся, не застревай, помогай сам. И руку протягивали, сидя на высокой стене, и подпихивали снизу, чтобы не соскальзывал обратно в холодную лужу. И потом и ты сам так же начинаешь делать. В какой-то момент я начал мешать благодарности на всех языках: и спасибо, и paldies, и thanks.
Честно сказать, наблюдая за информационной войной в своей стране между двумя языковыми группами, я понимаю, что “Забег Сильных” делает для интеграции и нормального взаимопонимания гораздо больше, чем правительство, программы, сетевые тролли и прочие “любители трёпа”. Пока там больше латышей, этого не изменить. Но никто никому не запрещает бегать и не смотрит как на предателя Родины. Ты здесь – уже хорошо.
После забега сидя на скамейке и попивая чаек, пообщался с мужиком-латышом рядышком: в жизни бы не заговорили мы, но у нас теперь был общий забег, общая усталость. Он даже спросил, бежали ли мы рядом. Честно сказать, не могу быть уверен – кое-кого я точно помню, а вот с ним не знаю. Но это не мешало обоим хвастаться царапинами на ногах, делиться советами и желать здоровья до следующего года, когда снова все побежим.

“Спасите наши души! Мы бредим от удушья! Спасите наши души! Спешите к нам!” Я готов петь в очередной канаве, при этом получается вполне самопроизвольно. Пока ты там, на горе или в траншее, пока помогаешь другим и принимаешь чужую помощь, когда дыхание спирает от холода, усталости и очередного пошатнувшегося колеса под ногой, ты не думаешь о каких-то высоких и занудных вещах. Это самое самое состояние “здесь и сейчас”, о котором говорят представители религий и личностного роста. Ты просто идешь к цели, без страха, в состоянии потока, без лишних мыслей, выбирая маршрут понятный только тебе и твоему телу. Потому что ты здесь и ты делаешь это сейчас. План прост – дойти до финиша не сломав ноги. А всё остальное – от лукавого.

Восставший из мёртвых
Восставший из Ада

При всём при этом даже вышеуказанные мысли можно успеть подумать и проанализировать только после очередного препятствия, пока у тебя есть передышка на бег. Или вообще уже после забега, после всех 9,8 км. Ты чувствуешь, что на очередной баррикаде ободрал колени, а сейчас сдираешь локти. Но под грязью всё равно не видно, сильно не болит, плюс выброс адреналина. Это очень странное для человека ощущение, особенно если он привык жить погруженный в мысли, в суету, в работу. Здесь совмещается странное и обычное: труд, физический и даже умственный (тактика прохождения того или иного места), но всё делается на каком-то автомате. Нет сложных конструкций и сомнений.
И в некотором смысле это и есть ощущение свободы в движении, в работе.

Последние метры заставляю себя пробежать. Я же мужик, не гоже парню последние метры тащится. Поэтому лучше потрясусь. Вот и мусорный контейнер полный воды. Перелезть через один борт, окунуться (благо тут нет пены), потом через второй борт. Выпасть из него и подбежать к девушке, которая весело подпрыгивает, будто ждёт именно тебя с трассы. Она стирает грязь со штрих-кода на номере и пытается зафиксировать время прибытия. Раз, два не выходит. Но потом наконец сканер пикает и мне даёт пять парень из обслуживающего персонала. Так, где-то тут наливают горячий чай…

Всем участникам армия Латвии греет на походной кухне красный чай, он горячий и то что нужно после трассы. Я не знаю точно, сколько бежал, поэтому спрашиваю время у людей в очереди. Где-то 25 минут четвертого… Получается, что дорога заняла от 1:35 до 1:40. Что ж, отличный результат. После получения стаканчика с обжигающим напитком, бреду в сторону туалета, где точно нет очереди в мужской отдел.
Там в раковине под ледяной водой смываю глину и грязь с кистей рук и двигаю на склад, где сдавал вещи. Повезло, что они организовали такую штуку – я вынуждено ехал один и некому было оставить даже ключи от машины. Я уже думал, что заверну ключ в пакет и засуну в карман под застежкой. Но славу богу этого не пришлось делать – боюсь после поездок на пятой точке, этот ключ бы машину не открыл.

Грязное селфи
Грязное селфи

Пальцы замерзли и устали так, что понимаю, что не могу развязать пакет с полотенцем и телефоном. Прошу девушку на раздаче, чтобы развязать за меня, а потом прошу и сфоткать “восставшего из ада”. Получилось колоритно. Затем выйти на свет, сфоткаться для селфи, для отчета перед своими и себе на память.
Что дальше? хех, дальше – душ!

Может не идти, а просто помыть лицо и поехать? Но одежда мокрая, песок не только в глазах, но и в трусах. Даже чтобы просто переодеться, нужно часть грязи смыть. Ладно – идём в душ, где-то тут оно было.
Заходим за здание, а тут что? Деревянные решетки прямо на поле, рядом с ними штуки с подключенными садовыми шлангами желтого цвета. Полуголые мужики приплясывают на холоде и смотрят на бочку-водовозку. Рядом с ней компрессор, но воды нет. Но потом соседняя ПОЖАРНАЯ МАШИНА включает напор, заливает воду в бочку и оттуда уже радостно галдящим мужикам дают очистительную влагу.

Снимая кроссовки, я понял, что они потяжелели минимум на килограмм каждый. Одежда, вплоть до трусов мокрая и грязная. Быстро смыть куски грязи с тела под такой же ледяной водой, растереться докрасна полотенцем, завернуться в одеяло (спасибо бабушке и дедушке, которые подарили его пар лет назад – теперь оно всегда у меня в машине храниться). После чего уже можно пойти в машину, попить воды, съесть банан и печеньку, переодеться.

Кстати, если помните, вначале я написал, что за 2 минуты до старта захотел в туалет и кушать. Так вот, практически два часа спустя я свое получил. В момент забега я об этом и думать забыл – не до этого. Но тут уже всё хорошо стало.

Дальнейшие свои рутинные действия описывать не буду. Разве что скажу пару слов об усталости. Несмотря на тяжелейшее испытание, я понял, что нахожусь не в самой отвратной форме. Плюс, усталость пришла далеко не сразу после забега. Сначала адреналин, потом необходимость завершить рутину, в том числе получить сертификат участника, плюс дорога домой (я же сам за рулем) – всё это оттягивало момент.

И даже потом, когда усталость всё-таки пришла, я понял, что это приятная усталость – и физическая и моральная, но такая, которой ты гордишься. Которая становится тренировкой, способом показать, что ты отработал хорошо, а не на халяву. Конечно, нетренированные мышцы дают о себе знать ещё несколько дней спустя. Как и ссадины и синяки на ногах и руках. Но в целом, я сижу, пишу и понимаю, что в следующем году побегу снова.
И даже знаю, что у меня будут попутчики.

А вот номер после - как говориться, почувствуйте разницу!
А вот номер после – как говориться, почувствуйте разницу!

Кстати, мой результат: 882 место (меньше 1000, я рад). Время: 1:39:12. Тоже неплохо, честно говоря. На старте переживал, как бы уложиться в отведенные 2,5 часа… В зачетное время пришли 1083 человека. Со временем, но больше 2,5 часов было ещё человек 15. И серьезный список не финишировавших, скорее всего тех, кто даже не доехал до Синевиллы (киногородок, место где проводился марафон). 5 человек даже дисквалифицировали.

Узнай первым, когда появится новая книга!

Получай новые истории и узнавай о событиях раньше других

Leave a Reply